Фото дня. Ода РЖД

Уже прошло достаточно много времени и пыл мой поутих. Да и поездка была слишком хорошая, чтобы акцентироваться на такие «мелочи». Слава Б-гу за все. Но почему-то все-таки хочется это опубликовать.

2013 год. Затянувшийся конец зимы. Где-то в райне 50-го февраля. РЖД. Фирменный поезд Москва — уездный город Й. СВ в режиме все включено. То есть с едой . 150 долл взрослый билет, 100 — детский. В один конец. Год назад поездка в этом же поезде в купе и без еды оставила радужные воспоминания. Особенно у детей. В этот раз мы без папы, но в предвкушении ресторанного обслуживания,  так сказать в номере. С самого начала начинает смущать несчастный и совершенно измученный вид единственной проводницы. В пошлый раз их было две и очень пресладких. При попытке установить контакт проводница нервно покачивается на тоненьких ножках, делает хаотические движения ручками и даже не пытается сфокусировать взгляд на объекте, то есть на мне. Контакт затруднителен. Вид служительницы ресторана еще более экзотичен. Я давно уже не встречала такой  откровенной перегидрольной одуванчиковости в волосянках и угольной нарисованности бровок на бескровном личике. И опять тот же взгляд без фиксации на собеседнике. Эти тетьки из «Вокзала для двоих», оказывается,  гораздо симпатичнее. Реальность всегда страшнее.

img-227242-d97abf5c7c

Одуванчиковое чудо выслушало заказ и удалилось. У нас было меню. Меню манило вкусностью своего текста. Стресс от внезапной оторванности от гнезда и взрыв мозга устроенный мне ошалевшими от новизны впечатлений детьми буквально за час в замкнутом пространстве просили отрыва по полной. Я предвкушала.

IMG_9857

Это было написано про холодные закуски. Обращаем внимание на наличие тарталеток и указание выхода продукта в граммах:

IMG_9845

А это реальность: Тарталетки ушли безвозвратно. А вы представляете как выглядит 150 грамм сырной или мясной нарезки? Я слежу за калориями, я теперь это очень хорошо представляю! 80 г, наверное должны были весить тарталетки, 60 г — перец с огурцами, а 10 г — маслины. Внимательно смотрим на натюрморт. Даже если я ошиблась в условиях исходной задачи, натюрморт им в любом случае не соответствует!

IMG_9866

IMG_9871

Переходим к горячему, два варианта брала из трех (что про куру и про мясо):

IMG_9856

Под пищевой пленкой горячее, конечно, уже давно перестало быть таковым. Внимательно читаем и опять же смотрим на натюрморт. Ну, пожалуй, об исчезновении лука и моркви я не очень горевала. А вот горошек при всей моей любви к нему никак не мог утешить меня, не увидевшую  ни помидоров, ни маслин. А помидоры, между прочим,  в меню указаны аж два раза. А сколько граммов куриной, не побоюсь, грудки вы видете на фотографии? Картошка сварена в мундире и просто почищена. Могли бы хоть на сковородочке поджарить чуть. Не сочтите за вредность.

IMG_9874

А это ростбиф. Не верьте своим глазам, с салатом листовым и помидорами. Ростбиф я укусила из любви к искусству. Вернее, к науке. Исключительно. Хотя даже на вид его совершенно невозможно было жрать. На кус визуальные ощущения абсолютно подтвердились.

IMG_9864

IMG_9858

Теперь о дорожном наборе. По дороге туда нам его не дали. Его роль должны были, по-видимому, играть 4 булочки длительного хранения от прочтения состава которых становилось страшно. И у меня уже не было сил бороться. По дороге обратно я готовилась побороться за свои наборы с одуванчиковым чудом, но нам их дали. Чай, конечно, не Премиум и не в нейлоновых пирамидках и шоколад не темный, но это все фигня. Настроение это мне совершенно не испортило. Ибо не в этом счастье. Наше счастье — близкие люди, поездка к которым в любых условиях — радость, а наш, по-прежнему, «ненавязчивый сервис» — дополнительная возможность повеселиться самой и повеселить еще кого-то!

РЖД форевер!

Фото дня. Весна! Открыли дачный сезон…

То ли еще бууудет…

IMG_9988

Половодье в Боровске…С 2007 года мы такой реку Протву не видели!

IMG_9991

IMG_9994

 

Девочка моя хотела подснежников!

IMG_9998 IMG_0002 IMG_0004

Лягушачья свадьба

IMG_0005

IMG_0017

Наша теплица как Ноев ковчег…

IMG_0008 IMG_0012  IMG_0021 IMG_0027

Аформизм дня. Нечто прекрасное от ЖЖ-жителей

User: drevo_z
22nd-Feb-2013 10:46 am - О письмах — 1
Бывают дни, всё кувырком.
То, что работало вчера, тихо сдохло, программеры, лбы здоровые, смотрят в пол, мычат невнятное, изображают непричастность, заказчики хотят Солнце с неба, бухгалтер ошиблась в отчёте для налоговой и рыдает, дизайнер с субботу принудительно женится, весь в печали, к реальности невосприимчив, офис-менеджер разводится, каждый час бегает рыдать к бухгалтеру, ей не до заказа бумаги для принтеров, уборщица случайно узнала, сколько получает руководитель проекта, и заявила, либо справедливость восторжествует, либо сами мойте свои туалеты, утром в коридоре выпала оконная рама, жаль, не на голову кому-нибудь из вышеупомянутых.
Он звонит жене, слушай, в гости не получится, освобожусь дай бог к ночи, ты как, пойдёшь одна или будешь ждать меня у окна, с волнением вглядываясь в темноту?
Зараза ты, Раткевич, говорит жена, я ж костюм собиралась выгулять, на вглядывание не надейся, буду обдумывать страшную месть, как думаешь, что мстительнее – позвать пять любовников или насмотреться сериалов и до утра пересказывать тебе их содержание, в лицах?
К обеду он готов заказчиков передушить, коллектив рассортировать по гендеру, мужиков сдать в рекруты лет на двадцать пять, дам, включая уборщицу, в бордель пожизненно, и затем, уже в спокойной обстановке, повеситься в коридоре, на сквознячке.
Но потихоньку всё разруливается.
Раму ставят на место, уборщица снижает планку с руководителя проекта до уборщицы плюс оплата проездного и матпомощь ежеквартально, но в разумных пределах, зарёванная офис-менеджер вспоминает о неприкосновенном бумажном запасе, дизайнер смиряется с неизбежным, уже откликается на имя и вот-вот начнёт работать, бухгалтер докладывает, ошибки не было, это она не туда посмотрела, программеры находят баг и лихо его фиксят, заказчики соглашаются на Луну.
В девять вечера он отпускает сотрудников.
Кофе плещется аж в ушах, желудок ноет, глаза слезятся, по затылку будто врезали чем-то тяжёлым, и нет сил встать из-за стола.
Он долго сидит, уставившись в никуда, потом открывает почтовый ящик и пишет.
Здравствуй, Мария.
Стирает.
Вытертые джинсы, две коротких косы и неизменно заумная книжка в руках. А ему так хотелось понравиться, что он, как последний дурак, взял в библиотеке Критику чистого разума, безуспешно пытался продраться сквозь синтетические суждения и категории модальности. Чтоб соответствовать.
Несколько раз гуляли после занятий, кормили уток в парке. Ездили смотреть какие-то знаменитые руины, он и не помнит, какие именно, он не на руины смотрел. Ну, в кино ещё сходили. Всё.
Перед летней сессией она забрала документы и исчезла, говорили, улетела то ли на Камчатку, то ли на Сахалин.
Не попрощалась.
Здравствуй, Мария, пишет он. И стирает.
Он знает адрес. Фотограф. Хороший фотограф, очень хороший. Разведена. Двое сыновей, старший свой, младший приёмный. Почти не изменилась. Разве что волосы чуть потемнели. Те же веснушки на носу. Странно, ни у кого из знакомых женщин после тридцати нет веснушек.
Он пишет, здравствуй, Мария.
И стирает.
Закрывает ноутбук и звонит жене, я выезжаю, ты где, дома или за тобой заехать.
Раткевич, вместо того, чтоб блистать, я накрутила котлет, как рабыня, ей-богу, сериалы не смотрены, со мной не о чём говорить на работе, я отдаляюсь от коллектива и скоро стану изгоем, всё из-за тебя, давай уже быстрее, я соскучилась.
Он едет домой, забыв о ненаписанном и неотправленном.
До следующего раза, когда устанет так, что воздух потеряет прозрачность и приобретёт желтоватый тошнотворный оттенок.
Но такое случается крайне редко, потому что он отличный руководитель и у него всё под контролем.

Афоризм дня. Чайки

От Иры Чирашни.

Чайки

DSC_0116

Чайки?! Определённо это были чайки. Они кружили, то взмывая ввысь, то опускаясь, кричали и оживлённо выхватывали друг у друга куски булки. Их было много, целая стая. Я замерла в полном изумлении. Картина привычная, но место происходящего было абсурдно. Я вышла из машины на огромной пустынной стоянке в самом центре Сан-Хосе. Магазины шоппинг центра открывались через несколько минут, и я сидела и слушала аудио книгу, допивая утренний кофе из термоса. Откуда ЗДЕСЬ чайки?

Моментально в центре сюрреалистичной картины я увидела женщину в теплой куртке и в вязаной розовой шапочке. Она держала в руках мешок с огромной булкой, крошила хлеб и разговаривала с чайками. Кроме неё на стоянке не было ни души. Неподалёку стояла по всей видимости её машина, из которой рвались наружу через приоткрытое окно две собачки. Я немедленно пошла странной женщине навстречу, распугивая по пути недовольных птиц.

DSC_0139

- Доброе утро! Спасибо за так приятно начатый день, Вы меня заставили улыбнуться. Это в самом деле чайки?

- Привет! Да, это чайки, мои друзья. Смотри, как они голодны. Хочешь тоже их покормить?

- Да, пожалуй.

Я взяла в руки протянутый мне кусок булки. Птицы поохали, помахали крыльями и приняли меня за свою. Они дружно слетелись обратно к кормушке и продолжили бои за лучшие куски хлеба. Самые опасливые из них посидели минуты три на столбах вокруг и тоже вернулись назад, тесно расположившись на асфальте, немедленно образовав белое колышущееся озерцо.

- Простите, но откуда здесь, в центре города, чайки?

- Они меня здесь ждут каждое утро, голод не тётка. Ведь рыбы пока почти нет у берега, вот они и прилетают сюда, зная, что я не подведу. Меня зовут Джанетт. – представилась моя неожиданная собеседница.

- А в салоне мои собаки, Литл и Свитти,  – женщина поймала мой удивлённый взгляд машину. -  Я их не подпускаю, они обожают птиц погонять. Это моя семья, больше у меня никого нет.

Одинокие люди не заставляют себя долго ждать с рассказами, они с удовольствием делятся своими историями. Джанетт незамедлительно с мягкой улыбкой начала своё повествование. Её рассказ меня потряс. Как непредсказуема жизнь, ты никогда не знаешь, что тебя ждёт за поворотом, какие испытания могут быть посланы судьбой. Кого-то проблемы сломают и озлобят, а кто-то даже под тяжестью самых сложных ударов останется прежде всего человеком.

Я иногда думаю о том, что счастье даётся нам маленькими яркими вспышками, иначе оно не ощущалось бы в непрерывном фейерверке удовольствия. Беды же имеют обыкновение сбиваться в стаи, кружить над головой, плодиться и разрастаться, пока усилием воли ты их не одолеешь. Так и в истории Джанетт, всё началось с обычного увольнения, что само по себе в период спада экономики не такое уж редкое явление, но она и думать не могла, что через каких-нибудь три месяца останется совсем одна на всем белом свете и будет коротать холодные зимние ночи в машине, согревая на груди под курткой единственных верных друзей – своих собак.

Джанетт работала кассиром в магазине. Заработок небольшой, но при наличии маленького дома ей хватало держать на плову себя и свою маму. Домик был единственной гордостью мамы, он был честно заработан потом за долгие годы тяжелой работы, сверхурочных и ночных смен на заводе. В центре городка Кэмпбелл он был единственной надеждой на достойную старость. У Джанетт была сводная сестра, Сара,  но она жила далеко, маму почти не навещала и с сестрой не больно хотела знаться.  Джанетт звонила ей по праздниками и постоянно приглашала на пироги.

Всё бы ничего, но мама захворала. Бурно развивающаяся болезнь Альцгеймера изменила их привычный уклад жизни. В обед надо было подскочить домой и проверить, что мама не забыла поесть и принять лекарства, личная жизнь стала невозможной, надо было искать подработки для средств маме на уход. Сестра была слишком занята детьми и своим домом и помочь не могла. Наконец, Джанет уволили за опоздания с обеденных перерывов и постоянные звонки домой во время рабочего дня. Маме становилось все хуже.

Но просветления в её памяти давали надежду, и думать о худшем не хотелось. Джанетт периодически пыталась начать разговор об оформлении дома на себя, но это была щекотливая тема, и она собиралась с духом начать её в другой день, потом через неделю, через месяц. А через два месяца одном ноябрьским утром мамы не стало. Она проснулась и попросила сэндвичи на завтрак. Съела все до одного с аппетитом и упала со стула. Больше она не встала.

Джанет позвонила сестре, но никто не ответил. Она сбегала за подругой и вместе они подняли маму на кровать. Пока ехала неотложка, мама умерла. Собаки долго плакали вместе с Джанетт по ночам, пытаясь представить себе новую одинокую жизнь. Но надо было искать работу, ходить на интервью. Джанетт взяла себя в руки и начала рассылать резюме.

В один из дней она возвращалась с биржи по трудоустройству. Она подошла к  дому, но на дверях висела табличка «Продано! Вход воспрещен» На улице валялись кое-какие вещи, дом был пуст. Оказалось, сестра не была сильно занята, когда надо было подшустрить с оформлением дома. Она поймала момент и уговорила маму переписать имущество на себя, а когда мама умерла, продала «свой» дом в центре города. Позвонив в полицию, она добилась насильственного выселения сестры, сославшись на незаконное проживание родственницы на территории ее собственности. Собак в отсутствие Джанетт сдали в приют.

Сначала Джанетт объехала все собачьи приюты и смогла найти своих любимых Литтл и Свитти. Втроём они начали жить в машине. Юристы стоили дорого, бороться за наследство было невозможно. Работы не было. С каждым днем она все больше походила на бездомную, отпугивая потенциальных работодателей.  Она встала на учёт и получила продуктовые карточки.

- Так Вы на свои карточки кормите себя, своих собак  и в добавок птиц?  – я была потрясена рассказом.

- Я еще отдаю туну из своего пайка котятам в соседнем парке. У них же нет продуктовых карточек! – усмехнулась Джанетт. – Их никто даже на учет не поставит! Я покупаю за доллар хлеб. Половину съедаю сама, а половину отдаю чайкам, пока у них голодуха. Потом они сами прокормятся, без меня, а пока с семи утра они меня здесь ждут каждый день!

На другой день по дороге в садик я завернула к знакомой стоянке. Джанетт была как штык на своем месте – кормила чаек. Я рассказала детям историю женщины, которая оказалась без крыши над головой, но продолжала делиться крохами еды с животными. К тому же часть карточек на продукты она отдавала случайной знакомой, которая ждала свои карточки и была голодна. Дети нашли дома лишнее тёплое одеяло, я «нашла» немного денег, и мы встретились с Джанетт. Пока дети кормили чаек, я беседовала с несчастной женщиной. Что будет с ней дальше? На что она надеется?

- Мир не без добрых людей. – успокаивала меня Джанетт. – Меня моя подруга пускает искупаться, пока её дочь в колледже. По ночам все еще очень холодно, но скоро будет тепло. Я верю, что найду работу и не сомневаюсь, что сестра всё поймет и ответит на мои звонки. Ведь так не может быть, ведь это несправедливо! Бог видит всё! К лету, я надеюсь, сестра отдаст часть денег от дома и я смогу купить себе комнату. Все будет хорошо, а пока надо помогать другим, тем, кому еще хуже. Справедливость должна победить!

Я ехала домой и прокручивала в голове эту жуткую историю. Я вспоминала спокойную улыбку Джанетт и ее уверенность в  том, что все будет хорошо: «А пока надо помогать другим, тем, кому ещё хуже» …

***

Справедливость, к сожалению, побеждает на сто процентов только в голливудских фильмах, но нельзя терять надежду. Хочется, чтобы для Джанет ее наивное и чистое сердце притянуло удачу. Добро обязано бумерангом возвращаться к людям.

Я с удовольствием выражаю поддержку марафону «Бумеранг доброты», который с сегодняшнего дня объявляют открытым Татьяна и Александр Иванко. Я всегда учу детей, что самое главное у человека – это его доброе сердце. Если бы все родители помнили об этом, читая своим детям на ночь книги, на свете было бы меньше предательства и зла. Будем добрее.

Афоризм дня. Психологический анекдот=инструкция для личного пользования.Утешает одно. Я не всегда бываю уткой.

lebed-i-utka
Оля П.! Спасибо тебе!
Озеро. Лебеди разминают крылья. Красавец-лебедь картинно становится в позы культуриста, растягивая каждое сухожилие, поигрывая мускулами. Подходит маленькая серая уточка, мнется, начинает (жалобным, слегка писклявым, дрожащим голосом): — Коне-е-е-е-е-ечно… Наверное, на Юг полетите?.. Лебедь, басом, красиво выгибая спину: — Ну, да, на Юг. Ага. Там тепло, да. Уточка:
- Коне-е-е-е-е-ечно… А я ту-у-у-ут останусь… Замерза-а-а-а-ать…
Лебедь:
- Полетели с нами, да. На Юг. Ага. (тянет мускулистую ногу)
Уточка:
- Коне-е-е-е-е-ечно… У вас крылья во-о-о-о-о-он какие… А у меня ма-а-а-а-аленькие, я упаду, разобьюсь и умру-у-у-у-у…
Лебедь:
- Так мы тебя, того. Поддержим, да. Воздушные потоки, понимаешь.
Уточка:
- Коне-е-е-е-е-ечно… А в дороге я проголодаюсь, обессилею, и умру-у-у-у-у…
Лебедь:
- Ну, так будем ловить жуков. Да. Сочных жуков.
Уточка:
- Коне-е-е-е-е-ечно… Жуки большие, у вас клю-ю-ю-ю-ювы вон, какие, а у меня ма-а-а-а-аленький, я не смогу проглотить, подавлю-ю-ю-юсь…
Лебедь (похрустывая, разминает крылья):
- Так мы тебе их того. Разжуем, да. Будешь есть, нормально же.
Уточка:
- Коне-е-е-е-е-ечно…
Лебедь (выпрямившись, глядя на уточку):
- Так. Нахуй.

Афоризм дня. Цитата из Правмира

Больше всех надо

12 марта, 2013 • Татьяна Краснова

Знакомые как-то рассказали мне историю о том, как чуть не влипли в крупные неприятности с пресловутой ювенальной юстицией.История, собственно, выеденного яйца не стоила, но могла закончиться трагически. Папа с пятилетним сыном приехал в магазин. Пока парковался, «реактивный» пятилетка в момент справился с ремнями детского кресла, открыл дверь, и рванул через дорогу к супермаркету за обещанным киндер-сюрпризом.Папаша успел поймать его за шиворот под визг тормозов, посреди проезжей части. Что бы вы сделали в таком случае? Лично я, к сожалению, не ограничилась бы ласковым внушением. Вот и этот папа тоже врезал отпрыску под зад, схватил его подмышку, и помчался назад к машине.Где и был пойман бдительным гражданином, который взял папашу за грудки, и строго спросил, почему тот, во-первых, истязает младенца, а во-вторых, его ли это младенец, и не похитил ли он его только что для различных утех и извращений. «Младенец» при этом орал как настоящий потерпевший, потому что отшлепанная попа вместо обещанного сюрприза его совершенно не устраивала.Инцидент, в общем, разрешился благополучно, все разъяснилось, «потерпевший» утешился, папаша промокнул холодный пот, и будет впредь аккуратнее блокировать двери своего автомобиля, а я задумалась вот о чем: мы с вами должны быть очень благодарны этому въедливому гражданину.В нашем безумном городе как-то сами собой пропали старушки, сидевшие на лавочках у подъездов. А они, между прочим, выполняли ту охранительную функцию ОБЩИНЫ, которую никак не получится возложить ни на какую полицию. Они знали все про всех, и уверяю вас, их вездесущее любопытство, которое нас так раздражало, спасло не одну жизнь и не одну судьбу.- А ваш Колька сегодня не в три пришел домой, а в шесть. Где это он был?- А к вашей Машеньке кто-то заходил…- Петька, ты курил? Вот я матери скажу…Бабушек больше нет, и всем стало, в принципе, все равно, с кем и куда пошел ваш Петька. Безразлично, кто и что курит у палатки. Наплевать, кого высадили из маршрутки.А когда выясняется, что за неуплату на мороз высадили вашего ребенка, то виноватым оказывается самый неожиданный персонаж: ШОФЕР.Граждане пассажиры, это что же, была совершенно ПУСТАЯ маршрутка? Или у вас не нашлось десяти рублей, чтобы заплатить за чужого ребенка? Или там, в этой маршрутке, не оказалось того въедливого гражданина, которому не все равно, кого и куда с визгом волокут по улице? Того надоедливого типа, который не даст вам спокойно полежать на обочине с внезапно заколовшим сердцем, при минусовой температуре, поздним вечером, и в метель, и когда до нитроглицерина в кармане не дотянуться…Не знаю, что там за история, может, эта самая девица с бантами – врушка и прогульщица, но у нас весна запоздала, и на улице холодно, и людей лихих немало. Всякое может быть.Давайте отрастим нос подлиннее, и будем совать его поактивнее в «чужие» дела. Авось, кто-то взамен сунет его однажды в наши, и приведет нашего сопливого прогульщика домой за руку, когда мы, оборони Господь, уже принялись обзванивать морги.