Здравствуй, Испания. Часть 19

Июнь-июль 2011 г.

Еще два дня пролетели. Завтра в путь. Выяснилось, что нам нужно освобождать апартаменты в 10 утра и это звучит в нашем контракте. Ни фига такого не помню. Помню, что в 16:00. Так и не перевоспитанный Жан любезно предложил продлить время до 13:30. Такси должно прибыть за нами в 17:30. Жан очень боится, что нам будет трудно провести это время у бассейна с маленькими детьми и предлагает нам перенести время старта в аэропорт.  Пусть обломается! Будем торчать до последнего у бассейна, а не в аэропорту Аликанте, который мне совсем не глянулся, в отличие от чудесного аэропорта Барселоны, в котором мы провели почти 5 часов.

Что было в последние два дня? 13-го в среду мы во второй половине дня поехали на праздник Дении. Дения, как обычно, не подвела. Прибыв в порт около 5 часов (для нас вечера), мы обнаружили, что город еще погружен в послеобеденную сиесту, на улицах пустынно и никаких особых приготовлений к празднеству не чувствуется. Совершили очередную попытку пометить туристический паровозик. На рейс в 17:30 традиционно мы одни желающие. Купили билеты на 18:45 и пошли гулять по любимым маршрутам. Зашли в церковь, рядом с которой видели красивое венчание. Идет служба. Пахнет ладаном. Очень мало народа. Хорошее место…

Дения многоликая не перестает удивлять совершенно непохожими друг на друга уголками. Я, уже гораздо лучше ориентирующаяся в этом городе, чем в родном Ясенево, все равно каждый раз нахожу совершенно новые кварталы. В этот раз мы нашли детскую площадку в старом городе, недалеко от ратуши, просто завернув на узкую боковую улочку с совершенно потрясающими старинными зданиями. На балконах хозяйки развесили скатерти или это специальные куски ткани? Как-то незаметно наступило время нашей обзорной экскурсии и мы, рискуя опоздать, опять пугали местное население, совершенно нетипичной для них скоростью передвижения. Прибежав к месту отправления вожделенного паровозика, обнаруживаем, что почти все места заняты. Втискиваемся на единственную свободную скамейку с сидением против движения. У детей проснулся жор и они поглощают запасенные предусмотрительной мамкой печеньки. Удивительно, но чуло-горшок на этот раз не понадобился. Ура, мы поехали! То есть не ура, а ой-ёй-ёй! Как же они любят присобачивать реактивные двигатели ко всему, что движется. Этот милый, игрушечный на вид паровозик с дикой скоростью несется по, до боли знакомым, денийским улочкам, а я в очередной раз, изо всех сил стараюсь сохранить при себе свой обед и N-й раз думаю, что «таких не берут в космонавты»! Примерно минут 20 острых ощущений и потрясающих видов и становится ясно, что мы взбираемся на знаменитую гору Монтго к арабскому замку. Здорово! Там, приблизительно на 2/3 пути вверх нас высаживают и дают 40 минут свободного времени погулять на развалинах и полюбоваться видами Дении с высоты птичьего полета.

Развалины милые, виды классные. Жизнь удалась! Далее приблизительно столько же минут обратного пути, который пролегает по другому маршруту. Проезжаем через порт, чувствую, что скоро будем проезжать мимо ресторана, знаменитого нашей дегустацией. Вслух говорю, а не прокричать ли нам, что мол, поганая ваша паэлья! Тут мы видим «нашего» мальчика, который стоит в шеренге мальчиков из ларца и встречает посетителей, мы радостно машем друг  другу руками и… сделать задуманное мне мешает скорость передвижения или, может быть, воспитание! Поездка состоялась, можно поставить очередную галку в списке наших культурных подвигов, а с учетом  посещения замка, даже две!

В городе за это время начались чувствоваться какие-то предпраздничные изменения, но какие-то вялые по сравнению с бегами быков. Мы по наитию идем по направлению к ратуше и открытой нами детской площадки, которая так понравилась детям… На улице собирается празднично одетый народ, к ратуше идут музыканты… Мы засели в засаде, одновременно выгуливая детей. Вернее, выгуливает, то есть в засаде — мамка, а я – разведчик. По звону колоколов церкви около ратуши, понимаем, что началось. Из церкви выходит какая-то процессия. Мы занимает стратегическое положение на центральной улице на месте пересечения с улицей, ведущей к ратуше, где уже собрался местный бомонд. Сначала идут церковные служители с, я бы сказала, хоругвями, но в местных реалиях не знаю чем, потом сначала высшее руководство города (нетрудно догадаться по характерным медальонам на красных ленточках на шее), за ними «первые леди». Все с очень красивыми свечами в руках. Одеты в траур. Потом молодые люди обоих полов, одетых во что-то скаутообразное зеленое выносят украшенный цветами гроб со статуей Христа (тут я вспоминаю, что день Дении совпадает по датам с каким-то очень важным католическим праздником). У нас отвисает челюсть. Далее идут женщины разных возрастов. С испанскими элементами в одежде и без них. Но четкость ритуала совершенно прослеживается. Кто они в табели о рангах мы не знаем, но ясно, что идут в последовательности, согласно этому табелю. Потом появляется молодая женщина и девочка в потрясающих национальный костюмах (для девочки в недрах памяти находится слово «инфанта», для женщины нет, но ясно, что это первые красавицы города – ясно, но с самим фактом можно поспорить), за ними мужчина в национальной одежде, навевающей мысли о корриде, но явно не царственного чина. Далее оркестр. Очень много музыкантов. Я все время снимаю, чисто рефлекторно, хотя совершенно не понимаю как мне это удается, потому как хронически ощущаю себя в состоянии ступора, проще говоря, пердоне – это я по-испански, о-уя!

Видео процессии:

DSCN6625.avi

Далее мы, как обычно, золушки, чье время истекло и карета сейчас превратится в тыкву – уйдет наш последний автобус. Хорошо, что не прям щас и мы в этот раз идем спокойно к порту, не теряя хрустальных башмачков и не сшибая по дороге мирных добрых денийцев и уже донельзя расплодившихся гостей города.

На следующий день я отправляюсь в Дению на последний шопинг, дети остаются с мамкой принимать обычные водные процедуры. Опять вижу подготовку к приготовлению гигантских паэлий. Поскольку, в оставшиеся дни к уже имеющимся девизам добавился: умру но пойду!, я быстро сворачиваю свой шопинг, не забыв при этом отовариться в любимой Меркадоне морскими гадами к праздничному ужину и бегу к порту. В очередной раз отрываются ручки на большой пляжной сумке, которая доблестно послужила вместилищем ручной клади, а потом честно трудилась хозяйственной сумкой, в которой перетаскали наверно тонну продуктов из окрестных супермаркетов. Чудо на колесиках я не взяла, так как решила, что для последней поездки в Дению это будет не очень романтично. В итоге боясь за целостность и сохранность бутылок вина, купленных для Москвы я решаю попробовать таки денийское такси. Одновременно сэкономлю время и силы. Не фига себе 12 Евро от порта до нашего муравейника! Становится понятен сногсшибательный вид таксиста и его айфон… Прибегаю за своими к бассейну и срываю их в город на просмотр приготовления паэльи. К сожалению, не успели к процессу, успели к финишу. Кажется, это была вегетарианская паэлья, по крайней мере на ней сверху отчетливо просматривались только жареные баклажаны и перцы. А ведь попробовать не дали. Сомнительного вида экспертная комиссия оценила внешний вид и продегустировала, что-то там решила, кого-то наградила (не охота было толкаться в толпе) и четыре огромные сковородки отнесли, я так полагаю, в какой-нибудь ресторан травить красителем Е-102 незадачливых туристов. Кстати, детальный анализ стойки со специями в Меркадоне показал, что они и себя этим травят. Наличие натурального шафрана обнаружено не было.

Отсутствие какого-либо интересного действа с паэльей компенсируем прослушиванием уличного оркестра, который, не смотря на то, что периодически отчаянно фальшивит, все равно заводит. Живая музыка – это живая музыка, тем более живая испанская. Некоторый народ заводится настолько, что пускается в танце. Мы уже почти привыкли, что наше пребывание в Дении сопровождается улыбками тихих счастливых идиотов, вернее, идиоток.

Мы удовлетворяем разыгравшийся аппетит в ближайшем кафе на любимой улице, посещаем детскую площадку в историческом центре и отправляемся домой. В бассейн и кушать гадов. Гадами на этот раз были еще и ракушки. Наши неподготовленные организмы не очень одобрили такой гастрономический садизм (вернее мазохизм). Но без криминала.  Мы даже вечером были в состоянии почти сложить чемоданы, физически ДА, но морально – НЕТ! Что ж, значит, отдых удался, если так не хочется уезжать.

До встречи в Москве, ну или из Москвы!

Продолжение следует…

Рецепт дня. Наш ответ паэлье – рисовая лапша с овощами и креветками

В этот раз у меня получилась вегетарианская. Обычно в морозилке живут креветки, но их в этот раз там  не оказалось. В доказательство о возможности такого сочетания привожу фото из Испании, где мы готовили это блюдо со свежими гадами.

Рисовая лапша (предпочитаю Фо-Хо от Сен-Сой)

1 луковица

1 сладкий красный перец

1 маленький кабачок

Соевый соус

Кунжут 1-2 ст. ложки

Растительное масло для жарки

Пожарить кунжут на сухой сковородке (не обязательно). Прекрасно будет, если здесь и далее это будет сковородка вок.

Сварить лапшу по инструкции на упаковке. В идеале для состояния «пищит». Но я люблю по-советски: мягко и липко. Промыть водой. Дать стечь воде.

Лук мелко порезать и пожарить на кунжутном нерафинированном масле (не обязательно, подойдет любое растительное масло). Добавить перец, порезанный, как вам нравится, жарить на большом огне минут 10, непрерывно помешивая.

Добавить кабачок, порезанный тонкой соломкой, минут 5 жарить на большом огне, добавить в овощную смесь креветки, желательно размороженные (чтобы не давали воду).  Сырые гады добавлять на стадии кабачка. Далее убавить огонь, добавить соевый соус, закрыть крышкой и тушить 10 минут. Я еще добавила небольшое количество приправы для паэльи, купленной в Испании. Но боясь, судя по цене, что вместо заявленного шафрана, там краситель – очень чуть-чуть.

Далее в полученную смесь положить лапшу и кунжут. Перемешать и прогреть под крышкой.

Вегетарианский вариант:

Испанский вариант с шикарными гадами:

Лапша рисовая (варить 10 минут)

illgical

Переварила…ем
Наверное потому что
«Голод не тётка»


АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Человек

Жил-был один человек, и все над ним смеялись.

Идет он по улице, а на него показывают пальцами и хохочут.

Войдет в магазин — продавщицы от смеха путают гири, а кассиры слабеют, надрывая животики, и забывают давать сдачу.

И грузчики перестают носить товары, а с хохотом продают их каким-то посторонним людям.

Войдет он в столовую — у поваров начинается веселье, пригорает каша и в компот забывают класть сахар, а в котлеты мясо!

Не говоря о том, что кухню тут же закрывают на обед и смеются в свое удовольствие за закрытыми дверями.

Короче, наш человек все время оставался голодным.

Тогда он решил, что переоденется, и в новом виде его никто не узнает.

Сказано — сделано: он тут же снял с правой ноги ведро, а с левой консервную банку из-под селедки атлантической.

Затем он стащил с головы калошу, потом вынул изо рта шарф (которым был обмотан у него больной зуб), после чего из одной ноздри достал ключ от входной двери, а из другой запасную зубную щетку, с правой руки этот человек стащил велосипедное колесо, а с левой — валенок, из валенка достал чулок, из чулка шляпу, из шляпы спичечный коробок, из коробка выгреб все деньги, которые он там хранил, и тут же, не откладывая дела в долгий ящик, этот человек надел свой лучший костюм, пошел в магазин, купил себе картошки и наконец пообедал как человек, только картошку не догадался сварить.

(Людмила Стефановна Петрушевская)

Для души: 

Сам себя не узнаю сейчас;
Дело не в маразме и не в скупости.
Не осталось времени у нас
На грехи, на женщин и на глупости.

(Риф Закиров)

Для духа: 

Болезнь современных (да и не только современных) людей – одержимость. А они, а с ними заодно и священники, хотят лечить ее психиатрической болтовней.

(Протоиерей Александр Шмеман. Дневники)