Осень. Не ода. Эссе.

Эпиграф

Из стрекозиных крылышек
свяжу я синий плот.
Кто любит жизнь, тот море
на нем переплывет!.

Не люблю ее. Гадина! Дождит и дождит! Внезапно, неумолимо приходит злым дождем, уже непривычным за лето холодом, сезонными болезнями детей, проблемой: что надеть, так как за лето привыкла, что кроме сарафана, босоножек, солнечных очков и кошелька при выходе из дома ничего не надо, тоской, хмурым утром, обострениями хронических болячек…

А когда не дождит, а светит золотым шелковым солнцем, ласково так греет, расцветает, то есть начинает умирать всеми оттенками желтого, оранжевого, красного и сложнозеленого! Сволочь, как хороша! И уже совершенно очевидно, что пришла ко мне она уже с осенью жизни вместе и ее «надо благодарно принимать»!??? Надо, конечно. Потому что она — (осень жизни, которая) бывает действительно прекрасна, как ее календарная родственница: некрасивые женщины вдруг расцветают и находят свое позднее счастье, мужчины все больше укрепляясь в социуме, расцветают стабильностью, заводами, газетами, пароходами, обзаводясь, порой попутно новой молодой женой и потомством, а женщины рожают вторых и третьих и далее, неожиданно для всех, когда первые уже поступают в институт, а некоторые, наконец, долгожданных первых, причем в отличие от молодых, легко и непринужденно. Мудрость приходит и знание, терпение и понимание, особый вкус к жизни и критерии оценки ее проявлений.

Но и дождит и хмурится, платит за стрекозино проведенное лето, за то, что слишком много и бездумно пелось и плясалось: болячками и мыслями, что «уже мне никогда…». Уже целую коллекцию недопетых песен можно собрать…

Но пережив переходный период из лета в осень сквозь календарь и жизнь, надо обрести вновь гармонию между внутренним и внешним, радоваться бабьему лету (за окном и в зеркале), погожему дню, неописуемо красивому желтому листу, собранному урожаю, дождю, который во благо урожаю следующему…Ведь неспроста нет ни в одной из древних религий молитвы о прекращении дождя…

Здравствуй, Осень!