АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Родственники — это группа ничем не связанных между собой лиц, собирающихся периодически пересчитываться и вкусно покушать по случаю изменения их количества.

(Андрей Кнышев) 

Прежде чем попросить родственника помочь, подумай, может дешевле заплатить мастеру!?

(Александр Каргин-Уткин)

В том, что все люди братья, труднее всего убедить своих ближайших родственников, когда обращаешься к ним за помощью.

(Борис Крутиер)

Родной кровью лучше всего промываются мозги.

(Михаил Мамчич)

Фамильное древо — дерево, на котором ветви столь неинтересны, что они вынуждены хвастать о своих корнях.

(Герберт Прочноу)

Чем шире круг родственников, тем тяжелее выйти из окружения.

(Валентин Домиль)

Твой плохой родственник является твоим и ты должен о нем заботиться.

(Силован Рамишвили)

Часто желание пить кровь друг из дружки возникает на основе кровного родства.

(Сергей Родионович Бесчастный)

 Для души: 

Родня

Сосед Антоныч жил пока, собой не донимал.
Под солнцем место – девять метров в коммуналке.
Костыль под левую с утра, в пальто – и похромал.
Соседи звали за глаза: «зипун на палке».

А к ночи тихо – щелк замком,
Пахнёт в прихожей табаком,
Вздохнет на панцирной – и в храп
До самого утра.

Где ногу потерял старик – бог весть.
Бог весть еще какие раны есть.
И воевал – не воевал,
Никто вопрос не задавал.

Так жил и обрастал смешно щетиной и быльем.
По мелочам ко мне, случалось, обращался:
— Такое дело, Александр, ссуди до пенсии рублем,
Через неделю возвращу, как обещался.

Он мог бы мне не возвращать –
Я был готов ему прощать.
Он бедно жил, он тихо пил,
И я б не то ему простил.

Родных его никто не знал и не узнал бы впредь.
Полсотни пенсии – вот все, что слала почта.
Он до последней не дожил три дня, и вышло умереть.
Соседи видели из скважины замочной.

И вот на кухне у кастрюль,
Где чистят лук, где парят тюль,
Где только знали, что бранить,
Собранье: как похоронить?

Куда весь хлам его девать, куда?
Кто завтра въедет проживать? (беда!)
И есть ли кто-то из родни? –
Вот и хоронят пусть они!

Так день прошел и – вот те на! – вприпрыг и семеня,
Бочком в прихожую, прикашливая скорбно,
По одному, по два, по три, как с неба грянула родня,
Так ненавязчиво и по-собачьи сворно.

И здесь же (не из хвастовства!)
Склоняли степени родства,
Сыскался даже брат родной
С сынком и первою женой.

Составлен перечень, где скарб наперечет.
(А то, не дай бог, что к соседям утечет!)
И по согласию сторон:
Дележка – после похорон.

А через день еще старик в последний слег приют,
Вороны справили поминки сиплым карком.
На стены новые жильцы известку с дихлофосом льют
И сокрушаются: «Ах, как полы зашаркал!..»

На дверь – табличка, новый шрифт,
Последний стул запихан в лифт,
Родным гора как будто с плеч,
Острят над поводом для встреч.

Машина «Мебель» у подъезда тарахтит,
А женка брату: «Мебелишка-то не ахти…»
Галдит-гадает детвора:
— Кто переехал со двора?

(Александр Новиков)

Десять заповедей, данных Господом Богом Моисею на горе Синай, в которые входит и та, о которой Вы спрашиваете, можно разделить на две части. Первые четыре говорят об отношениях человека к Богу. Шесть других – об отношениях человека к человеку. Так вот, отвечая на Ваш вопрос, хочу обратить внимание, что непосредственно сразу после заповедей о любви к Богу в Десятословии следует заповедь о почитании родителей. Потом уже идут: «Не убий», «Не укради» и все остальные. Уже из этого можно заключить какое значение придает Сам Господь Бог исполнению Его воли о почитании родителей. Раньше слова этой заповеди знали с самых младых ногтей: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо тебе будет, да долголетен будешь на земле».

Кроме того, эта заповедь уникальна и еще по одной причине: она единственная, в которой Господь нечто обещает человеку, а именно великую награду за исполнение этой заповеди уже в нынешней жизни. Вдумайтесь: «да благо тебе будет, да долголетен будешь на земле». Время нашей земной жизни и благополучие человека непосредственно связаны с исполнением заповеди о почитании родителей.

Как же правильно почитать отца и мать? Конечно же, в первую очередь любить их, быть им искренне благодарными, слушаться их во всем, что не противоречит воле Божией, не судить их поступки, быть терпеливыми к их немощам, заботиться о них до самой их смерти, а по отшествии их из этого мира, усердно молиться об их упокоении. Все это – наш святой долг перед Богом, перед самими родителями, перед нашими детьми, которые воспитываются, в первую очередь, не на словах, а на наших поступках. И, несомненно, долг перед самими собой, если мы хотим себе благо в жизни, как и сказано в заповеди.

Не случайно в мудрости народов в ряду самых мерзкий грехов – грех Хама, а в ряду самых отвратительных пороков – неблагодарность родителям.

Заповеди Божии непреложны, и их силу и действие никто не может отменить. Когда сегодня говорят о крайне низкой продолжительности жизни в нашей стране, о невысоком благосостоянии, почему-то забывают вспомнить о миллионах брошенных стариков, о страшном порой отношении к старшим, которое смертельно поражает наше общество уже из поколения в поколение.

А стоило бы ведь только обратить внимание на стариков, воздать им должное и в духовно-нравственном и в материальном смысле – как многое бы переменилось! Христианину нельзя ждать, когда государство или общество изменят свое отношение к заповеди Божией. Господь ждет от нас сейчас, в обстоятельствах, в которые мы поставлены Промыслом Божиим, исполнения этой заповеди без самооправданий и лукавства.

(Архимандрит Тихон Шевкунов)