Рош hа-Шана. Еврейский Новый год

Новый 5772-й год от сотворения мира по еврейскому календарю, наступил с заходом солнца в среду.

Название праздника Рош hа-Шана переводится с иврита как «голова года». Он Относится к числу наиболее важных иудейских праздников и связан со многими символическими обрядами.

Считается, что в этот день, который чаще называют «шестым днем творения», Бог завершил сотворение мира и создал первого человека — Адама. В иудаизме Новый год празднуется с наступлением месяца тишрей два дня подряд и приходится на разные числа григорианского календаря. Торжества традиционно начинаются с заходом солнца накануне, этой осенью — 28 сентября.

В этот день, по преданию, Бог создал Адама, и в этот же день Адам нарушил данный ему Всевышним запрет и был изгнан из Райского сада. С тех пор ежегодно в этот день Бог судит свои творения и предопределяет их судьбы на следующий год.

В Талмуде говорится, что в этот день все люди проходят перед Богом, словно овцы перед пастухом, пересчитывающим свое стадо. Поступки каждого человека тщательно анализируются, и ему выносится соответствующий приговор. Существует предание, что в дни Рош hа-Шана Бог отмечает в Книге жизни, какая судьба ожидает в наступающем году каждого из людей: «…кому жить и кому умереть, кого ожидает покой, а кого ‑ скитания, кого ‑ благополучие, а кого ‑ терзания, кому суждена бедность, а кому ‑ богатство».

Рош hа-Шана празднуется в течение двух дней, которые носят название «йом‑hа‑арихта» («один длинный день»), и в это время запрещена любая работа.

С Рош hа-Шана начинается десятидневный период ‑ «дни трепета» («йомим hа‑нораим»), который завершается Йом Кипуром ‑ днем всепрощения, искупления.

У верующих есть десять дней для того, чтобы обдумать свои поступки, исправить допущенные ошибки, раскаяться. Лишь после Йом Кипура Божественное решение окончательно утверждается и определяется судьба человека на ближайший год.

Поэтому главным в такое время является раскаяние каждого человека. В дни Рош hа-Шана иудеи одеваются в светлые нарядные одежды, молятся в синагогах и просят Всевышнего ниспослать им и их близким благополучие и радость. Искренняя вера в то, что Бог желает всем добра и благополучия, превращает Рош hа-Шанаа в праздник, но не в обычном смысле этого слова. Праздничный стол и нарядные одежды выражают не радость, а надежду на милосердие Всевышнего. Атмосфера Рош hа-Шана лишена даже намека на праздность. В эти два дня принято как можно меньше спать и как можно больше времени уделять молитве, чтению Псалмов Давида и изучению Торы.

В Рош hа-Шана иудеи обязаны слушать звуки, причем непосредственно, а не эхо или звук, транслируемый с помощью электроники.

По традиции шофар должен издавать три различных звука: длинный, постепенно снижающийся, короткий, жалобный и отрывистый, резкий. Звук шофара призывает к покаянию: «Очнитесь те, кто дремлет, кто тратит отпущенные годы бессмысленно. Обозрите души свои и добрыми сделайте дела ваши».

Во всех синагогах трубление устраивается после чтения Торы в каждый из двух дней праздника (приблизительно в 12 часов пополудни). Заповедь исполняется слушанием сочетаний трех видов звуков, извлеченных из шофара в определенной последовательности: ткиа (длинный звук), шварим (три звука средней длины) и труа (череда кратких звуков).

Достаточным считается услышать тридцать звуков, однако принято трубить в конце каждой службы 40 раз. До трубления произносятся два благословения: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам слушать звук шофара». Затем произносят другое благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, Который даровал нам жизнь, и поддержал нас, и дал нам дожить до этого времени». После произнесения этих благословений и до конца трубления в шофар запрещается отвлекаться и разговаривать.


В канун первого дня праздника и в ночь второго дня зажигают праздничные свечи. В семье честь внести в дом свет праздника отдается женщинам, хранительницам тепла и уюта еврейского дома. В канун первого дня свечи зажигают за 18 минут до заката солнца, а в канун второго — после выхода звезд.

В первый вечер Рош hа-Шана после зажигания свечей в синагоге происходит праздничное Богослужение, во время которого читаются молитвы раскаяния и надежды на счастливый исход суда.

После окончания молитвы принято приветствовать друг друга: «Да будешь ты записан и подписан на добрый и счастливый год!».

В каждый из двух вечеров праздника и в каждый из двух его дней устраивается праздничная трапеза, начинающаяся произнесением благословения на хлеб. На этих застольях собирают всю семью, а если есть возможность, приглашают гостей. Дневная праздничная трапеза в Рош hа-Шана по своим традициям и обычаям не отличается от вечерней.

Как и во все праздники, каждая из трапез предваряется кидушем (благословением праздника), произносимым над бокалом вина или виноградного сока. Время вечернего кидуша ‑ от выхода на небе звезд и до рассвета. Время дневного кидуша ‑ днем, после молитвы и до заката.

После произнесения кидуша омывают руки и переходят к традиционным блюдам, названия которых связаны с пожеланиями на Новый год (симаним).

В дни Рош hа-Шана особое внимание уделяется всевозможным знамениям и природным катаклизмам. Раввины считают, что в эти дни знамения имеют особый смысл.

Во время вечерней трапезы, первой трапезы Нового года, принято есть сладкое. Во время праздника не едят ничего кислого или горького. Все блюда вечерней трапезы в Рош hа-Шана символизируют изобилие, которое ожидают в наступающем году. Во время праздничной трапезы принято есть такую еду, название которой на иврите или на языке, принятом в данной местности, ассоциируется с удачей и счастьем в приходящем году.

На столе обязательно должна быть рыбья или баранья голова («чтобы мы были в голове, а не в хвосте», как сказано в Торе), овощи, фрукты (в надежде на обильный урожай), морковь, нарезанная кружочками (она напоминает золотые монетки, а это к богатству), круглая сладкая хала с изюмом (чтобы год принес здоровье и достаток), жирное мясо и различные деликатесы. Не принято есть орехи, так как их название на иврите связано со словом «грех». В начале трапезы все съедают по куску халы, а затем кусочек яблока, предварительно обмакнув его в мед ‑ чтобы год был «сладким» и счастливым.

Так же хорошим знаком считается  поедание граната, 613 зернышек ‑ столько же, сколько заповедей в Торе. Считается, что чем вкуснее будет новогодняя трапеза, тем слаще пройдет наступающий год.

По окончании трапезы проходит обряд «ташлих» («выбрасывание») ‑ верующие идут на берег реки или озера и там, встряхивая полы одежды, «вытрясают» грехи и поют псалмы, прося воду унести все их прегрешения за прошедший год. Все это совершается в память о словах, сказанных о Всевышнем пророком Михеем: «Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши».

Если первый день Рош hа-Шана приходится на субботу, то ташлих переносится на второй день.

В этот праздник дарят друг другу подарки, посылают поздравления тем, кто далеко.
Рош hа-Шана, как и все еврейские праздники, заканчивается с появлением первых звезд.

Дорогие мои друзья, многочисленные очень и не очень еврейские, но очень родственники! Поздравляю Вас! Сладкого Вам Нового года!
Симпатичное видео по теме тут!

Календарь православных праздников на октябрь

Разместила три файла:

Календарь православных праздников на октябрь в формате  Excel — скачать

Подборка иконы сентября — праздничные иконы и иконы наиболее чтимых святых (Word) — скачать

Подборка иконы октября (Word) — скачать

 

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Отсутствие настроения компенсируется присутствием духа.

(Евгений Ханкин)

Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай сам и вникай.

(Антон Павлович Чехов)

Оптимист заявляет, что мы живем в лучшем из возможных миров; пессимист опасается, что это правда.

(Б.Кейбл)

Самый лучший способ подбодрить себя — это подбодрить кого-нибудь.

(Марк Твен)

Глупее оптимизма может быть только пессимизм.

(Тристан Бернар)

Пессимист видит трудности при любой возможности; оптимист в любой трудности видит возможность.

(Уинстон Леонард Спенсер Черчилль)

В каком бы положении люди ни находились, они всегда могут найти удобства и неудобства.

(Бенджамин Франклин)

Я пришел к выводу, что оптимист считает хорошим всё, кроме пессимиста, а пессимист считает плохим всё, кроме себя самого.

(Гилберт Кит Честертон)

Подлинный оптимизм покоится не на убеждении, что все будет хорошо, а на убеждении, что не все будет плохо.

(Жан Дютур)

Для души: 

Для духа:

Не люблю тех, кто постоянно всем недоволен. Не люблю смотреть на их лица. Не люблю себя за свою нетерпимость. Наивно полагаю, что уж я точно не такая. Но, как говорят святые отцы, если грех ближнего тебя особенно раздражает, знай, что ты вдвойне болен им же. Как бы там ни было, считаю, что христианину не подобает надевать на себя личину недовольства и становиться живой антирекламой православному мировоззрению. И наоборот, как легко и комфортно дышится рядом с человеком, обладающем удивительной способностью — быть благодарным за всё.

Благодарить за счастье нетрудно, а вот людей, благодарящих Бога за скорби, болезни, искушения, встретишь нечасто. Меня жизнь обличает через знакомства именно с такими людьми. Их пример ещё не раз сослужит мне роль спасительной соломинки. О судьбах некоторых из них мне бы хотелось рассказать.

«По плодам их узнаете их…»

Я знала эту немолодую женщину как мать двоих замечательных детей. Где-то в глубине души я ей даже завидовала, прекрасно понимая, что мне так своих не воспитать. До сих пор для меня остаётся загадкой, как в непростые хрущёвские времена можно было привить детям такую исповедническую любовь к Церкви. Сын стал священником, дочь — многодетной матушкой. Оба — светлые, искренние, настоящие личности.

Но, как потом оказалось, роль жены для моей знакомой была не менее значительной.

Более тридцати пяти лет своей жизни она отдала хроническому алкоголику. Сказать «отдала» — значит ничего не сказать. Все возможные трудности, какие только можно представить, эта женщина достойно переносила с твёрдой верой в слова евангельские: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13).

Он несколько раз умирал, замерзал в лютые морозы на улице, получал бесчисленные травмы, а она его находила и вновь возвращала к жизни, в то время как его жизнь означала для неё ад.

Последний наш разговор состоялся, когда её муж умирал от рака горла, многочисленные метастазы приносили ему невообразимые мучения. Её отчаянные попытки найти альтернативные способы борьбы с этой болезнью, конечно, не увенчались успехом. Смерть уже стояла на пороге… И тут я услышала от неё слова, которые ещё долго мучили мой эгоизм: «За всё благодарю Бога, и не хотела бы прожить другую жизнь. Всё бы отдала за его исцеление. Только бы не умирал!»

Кто-то скажет — мазохизм, кто-то — привычка. А может, это любовь? Странная, непонятная, о которой и говорил апостол Павел?

Смерть мужа принесла ей надежду на будущую встречу. Оказывается, болезнь помогла ему измениться и почить в мире с Господом и своими близкими. За это она особенно благодарит Бога.

«Пока дышу — надеюсь…»

Жизнь щедро осыпала этого человека всеми возможными благами. Деньги дарили свободу. Красавица жена дарила свою любовь. Дети — радость отцовства. Лучшие курорты мира ждали именно их. Лучшие машины стояли в гараже огромного дома. Никто и не задумывался над непостоянством земных удовольствий. Беда пришла, как обычно, не предупредив. Он убил человека, спасая от надругательства свою жену.

Один из его подчинённых таким образом хотел отомстить хозяину за обиду, нанесённую ранее. Выпив лишнего, он ворвался в дом с оружием в руках и напал на бедную женщину. Всё, что помнит её муж, — это момент, когда он выхватил пистолет у нападавшего и выстрелил в обидчика. Рана оказалась смертельной. После ареста суд десять месяцев не хотел признавать факта самообороны. Десять месяцев на нарах с отпетыми рецидивистами. Вопросы «почему?» и «за что?» не находили ответа в его измученном сознании. Тем временем жене и детям приходилось продавать накопленное имущество, чтобы выжить.

И тут он вспомнил о Боге и стал просто молиться. Друзья дали телефон священника. Беседы с ним стали путеводной нитью от отчаянья к свету.

Всё это он рассказывал мне, когда уже был на свободе и жизнь постепенно входила в своё обычное русло. Могу только предположить, какие страдания перенесли эти люди. Но самое удивительное, что он благодарил Бога за происшедшее с ним искренне, считая, что если бы не тюрьма, их Встреча в этой жизни могла бы никогда и не состояться.

«Чужой муж лучше?..»

Моя подруга — человек очень даже позитивный, и на лице её всегда весёлое выражение. Единственный человек, который её всё время раздражал, — это её муж, им она была недовольна постоянно. То носки не там кладёт, то зубную пасту из тюбика выдавливает неправильно, и зарплату не такую получает, и вообще — внешние данные на троечку с минусом. То ли дело у сотрудницы Валентины — муж красавец, интеллигент, Платона на ночь читает. А как детей любит — возит одного в бассейн, другого на бокс. Убивается, бедненький, на работе, чтобы жену каждый год в Египет зимой свозить, клубникой свежей побаловать. А какие букеты обалденные дарит — заметьте, не только по праздникам…

Я часами могла выслушивать её монологи о том, как всё несправедливо в этом мире. Но ни для кого не секрет, что всё познается в сравнении, и Богу было угодно показать и обратную сторону всего происходящего. Как-то моя подруга пошла к врачу по женской части, и в очереди разговорилась с одной беременной девушкой, опять-таки, о мужьях.

Девушка восторженно мечтала о том, какой у них будет ребёнок, что он обязательно будет похож на отца, и первое слово он тоже скажет «папа». Завидев мужчину в конце коридора, она с радостью вспорхнула ему навстречу — он пришёл посмотреть на своё чадо на УЗИ. «Как трогательно!» — подумала моя подруга, как тут же обомлела… По коридору к ней приближался тот самый «супер-герой», муж Валентины, которому она так самозабвенно пела дифирамбы. Оказалось, что таких «героев» может вполне хватать на две семьи…

Придя домой, она взглянула на мужа, лежавшего на диване с газетой. Ей захотелось присесть рядом и взять его за руку. «Как же я тебя люблю!..» Ни о чём другом ей больше не хотелось говорить.

Господь ежедневно и ежечасно печётся о нашем спасении. Он всё поставил на службу Своему созданию. Не пожалел и Сына Единородного для того, чтобы избавить человека от тления. Но, как писал святитель Николай Сербский, «человек избрал самолюбие — стену, отделяющую его от Бога и от людей, и обрёк себя на полное одиночество».

Отсюда и произрастает неудовлетворённость, уныние и отчаяние. «Святой оптимизм», по слову блаженного старца Паисия Святогорца, освобождает душу от страха и шаг за шагом укрепляет духовные силы. Оптимизм тесно связан с верой, вера даёт надежду. В книге Руфина «Жизнь пустынных отцов» рассказывается об авве Аполлонии, который, когда видел печальное лицо брата, увещевал его, говоря, что вовсе не должно быть места для скорби у тех, для кого спасение — в Боге и надежда — в Царствии Небесном. «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите (Фес. 5, 16—18)».

(Виктория Каушанская. Ежедневное интернет-СМИ «Православие и мир»)