АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Кошки самим своим существованием опровергают утверждение, что все на свете создано для человека.
(Пол Грэй)

Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку.
(Бернард Шоу)

Только кошки знают, как получить пищу без труда, жилище без замка и любовь без треволнений.
(У. Л. Джордж)

У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества.
(Даниель Дефо)

Если у вас есть кошка, вы возвращаетесь не в дом, а домой.
(Пэм Браун)

Время вечернего чая — время, когда каждый кот царит в своем доме и когда одиночество царит в том доме, где нет кота.
(Урсула Морей Уильямс)

Бог создал Кошку, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить.
(Виктор Гюго)

Кошка — крошечный лев, который любит мышей, ненавидит собак и покровительствует человеку.
(Оливер Херфорд)

Даже самое маленькое из кошачьих — совершенство.
(Леонардо да Винчи)

Отношения между кошкой и человеком намного ближе, чем они могут быть между двумя кошками.
(Профессор Пауль Лейхаузен)

Чужая душа — потемки, ну а кошачья — тем более.
(А.П.Чехов)

Собака, если ее позвать, прибежит; кошка — примет к сведению.
(Мэри Блай)

Только любители кошек знают, что такое всегда теплая, роскошная, меховая грелка.
(Сюзанн Миллен)

Если ты толст и неуклюж, принимай изящные позы. Это золотое правило известно даже кошкам.
(Джон Уэйтс)

Кошка постарается удержаться на ваших коленях, даже когда вы встаете со стула. До последней минуты она надеется, что у вас проснется совесть и вы сядете обратно.
(Пэм Браун)

Иногда обругаешь кошку, взглянешь на нее, и возникает неприятное ощущение, будто она поняла все до последнего слова. И запомнила…
(Шарлотта Грей)

Кошка мечтала о крыльях: ей хотелось попробовать летучих мышей.
(Эмиль Кроткий)

Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек.
(Сергей Капица)

Когда мы с кошкой играем, еще вопрос, кто с кем играет — я с ней или она со мной.
(Мишель де Монтень)

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи обращаются с нами, как с равными.
(У. Черчилль)

Я еще не встречал кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши.
(Юзеф Булатович)

Для души: 

Вопрос:

Скажите, почему кошка ни разу не упоминается в Библии?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Слово «кошка» встречается только однажды в Библии – в неканонической книге «Послание Иеремии». Автор говорит о ничтожестве идолов: «На тело их и на головы их налетают летучие мыши и ласточки и другие птицы, лазают также по ним и кошки» (Посл. Иер. 1: 21).

Отсутствие упоминаний в других книгах (прежде всего, канонических) можно объяснить тем, что Священное Писание не является энциклопедией жизни и быта древних людей Палестины, а представляет собой собрание богодухновенных текстов о домостроительстве нашего спасения. Ее цель – научить нас путям Божиим. Различные домашние животные упоминаются только в определенном библейском контексте: описание жертвоприношений, постановления Моисеева закона, важнейшие библейские события, притчи. Часто животные используются метафорически для сравнений и построений образов. Так, например, словом «пес» называются профессиональные блудники: «Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23: 18).

Возможно, была еще одна причина, по которой священные писатели не упоминают кошек. Для соседних египтян, жизнь и нравы которых евреи хорошо знали, кошки были предметом культа. Они поклонялись им. Духовное сознание и нравственные понятия язычников были настолько извращены, что кошку ценили выше человека. Геродот пишет, что во время пожара в первую очередь спасали кошек, а потом людей. Греческий историк Диодор Сицилийский (ок. 90 до Р.Х. – 21 по Р.Х.) пишет: «Один римлянин убил кошку, и сбежалась толпа к дому виновного, но ни посланные царем для уговоров власти, ни общий страх, внушаемый Римом, не мог освободить от мести человека, хотя он и совершил это нечаянно» (I, 83).

«Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь» (Рим. 1: 25).

КОШКА

Священник Ярослав Шипов
24 декабря 2010 года

Рассказ

Зима, метель. Возвращаемся на колхозной машине из города: шофер, председатель и я, — они ездили по своим служебным делам, я — по своим. Останавливает инспектор: водитель выходит, показывает документы, начинается разговор… Председатель пожимает плечами: «Вроде ничего не нарушали», — и мы вылезаем, чтобы поддержать водителя.

Кошка. Фото: picsdesktop.net

Инспектор, похоже, никаких претензий пока не предъявил: молча рассматривает наш «Уазик» — не новый, но вполне исправный; проверяет ногтем глубину протектора на колесах, изучает работу фар, подфарников, стоп-сигналов, но все — в порядке… Наконец, остановившись перед машиной, говорит:

— Проверим номер двигателя.

Шофер открывает капот, и мы столбенеем от изумления: в моторе — кошка… Трехцветная — из рыжих, черных и белых лоскутов… Она приподнимает голову, оглядывается по сторонам, потом выпрыгивает из-под капота на обочину и исчезает в заснеженном поле.

Мы все пережили нечто похожее на кратковременный паралич… Первым шевельнулся инспектор: молча протянул документы и, бросив в нашу сторону взгляд, исполненный глубочайшей обиды, пошел к своему автомобилю. Он смотрел на нас так, будто мы предали его…

Потом очнулся председатель колхоза:

— Кто мог засунуть ее туда?..

— Она сама, — прошептал шофер, морща лоб от мыслительного напряжения, — когда мы у магазина останавливались… наверное…

— И чего? — не понял председатель.

— Изнутри, то есть снизу, залезла погреться, — увереннее продолжил шофер, — а потом мы поехали, спрыгнуть она испугалась и пристроилась вот тут…

— Часа четыре каталась? — прикинул председатель.

— Около того, — подтвердил шофер.

Теперь, наконец, мы пришли в себя и рассмеялись — до всхлипываний и слез.

— Все это — не просто так, — сказал председатель: — они ведь сроду не проверяли номер двигателя, да и сейчас этот номер никому даром не нужен, и вдруг…

— Не иначе, сами силы небесные пожалели кошчонку, — предположил водитель.

— Но тогда, — задумался председатель — и под капот ее запихнули тоже они?.. Для каких, интересно, целей?..

Кто может ответить на такой вопрос?.. Мы садимся в машину и отправляемся в дальнейший путь.

Случай этот, сколь нелепый, столь и смешной, вскоре забылся по причине своей незначительности. Однако года через два или три он получил неожиданное продолжение. На сей раз дело происходило летом.

Привезли меня в далекую деревеньку, к тяжко болящей старушенции. Жила бедолага одна, никаких родственников поблизости не осталось. Впрочем над койкой на прокопченных обоях были записаны карандашом два городских адреса: сына и дочери, — но, как объяснила мне фельдшерица, адреса эти то ли неправильные, то ли устарели, а бабкины дети не наблюдались в деревне уже много лет и вообще неизвестно — живы ли они сами. Фельдшерица эта в силу своей милосердной профессии или от природной доброты христианской души, а может — и по двум этим причинам сразу, — не оставляла болящей, но терпеливо ухаживала за ней.

— Как я боялась, что не успеем, — сказала фельдшерица, когда соборование завершилось: — Она ведь три дня назад умирала уже! Я — к телефону, позвонила вашей почтарке, а та говорит, что вы на дальнем приходе и вернетесь неизвестно когда. Я — звонить на тот приход, там говорят: вы только-только уехали… Ну, думаю, неужели бабулька моя помрет без покаяния? Она так хотела, так Бога молила, чтобы сподобил ее причаститься и пособороваться!.. Досидела с ней до самого вечера, а потом побежала домой — надо ж хоть поесть приготовить… За коровой-то у меня сноха ходит — с коровой-то у меня заботушки нет, а вот мужа надо обихаживать да и младшего — нынче в девятый класс пойдет… Наварила супу, картошки и перед сном решила снова бабульку проверить. Прихожу, а она не спит. И рассказывает: «Я, — говорит, — померла уже»… Да-да, прям так и говорит. Мол, сердце во сне очень сильно болело, а потом боль прошла и хорошо-хорошо стало… «И вдруг, — говорит, — чтой-то стало губы и нос щекотать. И тут, — говорит, — все это хорошее исчезло, и опять боль началась». Ну, она от щекотки проснулась, а на груди у нее кошка лежит и усами своими ее щекочет: кошки, они ведь к носу принюхиваются, не то что собаки, извиняюсь, конечно. Видно, кошечка почуяла в бабкином дыхании нездоровье какое-то и принюхалась, а усами вызвала раздражение, — вот бабка и проснулась. А коли проснулась — лекарство приняла. Так и выжила. Ну, я с утра машину искать, чтобы, значит, послать за вами. Никто не дает… Потом сельповских уговорила… Так что только благодаря кошке бабулечка вас и дождалась…

Выходя на крыльцо, чуть не наступил на небольшую кошчонку, шмыгнувшую в избу: рыжие, белые и черные лоскутки напомнили мне о случае на зимней дороге. Я поинтересовался, откуда взялась эта кошечка — не приблудная ли.

— Да кто ж ее знает? — отвечала фельдшерица без интереса. — Это ж не корова, даже не поросенок: взялась — и взялась откуда-то, может, и приблудилась…

— А сколько от вас до города?

— Двести пятьдесят километров — автобус идет четыре часа…

Вернувшись, я рассказал об этом председателю и его шоферу. Они покачали головами и не проронили ни слова.