АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Грань между городом и деревней настолько стёрлась, что уже деревень почти нет, а города – на грани.

(Леонид С. Сухоруков)

Вот ты говорил: «город — сила», а здесь слабые все…
— Город — это злая сила. Сильный приезжает, становится слабым. Город забирает силу… Вот и ты пропал…

(К/ф «Брат»)

Городская жизнь располагает к физическому безделью и интеллектуальному надрыву, сельская вполне гармонична. Презрение к деревне — это ещё один пример того, как унижено лучшее втайне комплексующим худшим.

(Елена Ермолова)

Любовь к тому или иному городу обусловлена чувствами, которые в нем пришлось испытать, а не самим городом.

(Марлен Дитрих)

Если вы хотите, чтобы вас знали незнакомые, живите в деревне; если вы хотите, чтобы вас не знали знакомые, живите в городе.

(Чарльз Калеб Колтон)

Только в деревне можно по-настоящему сблизиться с человеком или с книгой.

(Сирил Конноли)

Для души: 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

Ах, кто не любит первый снег

В замерзших руслах тихих рек,

В полях, в селеньях и в бору,

Слегка гудящем на ветру!

В деревне празднуют дожинки,

И на гармонь летят снежинки.

И весь в светящемся снегу,

Лось замирает на бегу

На отдаленном берегу.

Зачем ты держишь кнут в ладони?

Легко в упряжке скачут кони,

И по дорогам меж полей,

Как стаи белых голубей,

Взлетает снег из-под саней…

Ах, кто не любит первый снег

В замерзших руслах тихих рек,

В полях, в селеньях и в бору,

Слегка гудящем на ветру!

(Николай Рубцов)

Русская деревня умерла. Если отъехать километров сто — сто пятьдесят от Москвы в любую сторону, то, как только закончатся дачи — с тем, что вокруг больших городов они вытеснили деревню, мы давно смирились, — что мы увидим? Остов фермы, зарастающее мелколесьем поле. Некогда плотно застроенная деревенская улица зияет пустотами: оставшиеся еще в деревне жители обогревают дровами, напиленными из соседних домов, свои почерневшие, с проваливающимися коньками лачуги. Каждый раз приезжая в свой любимый Костромской край, я прихожу в глубокое уныние. Каждая зима уносит по одному-два мужика — виновато в основном пьянство.

Прежнее колхозное хозяйство даже перестает быть руинами, оно просто уходит в сырую землю. Становится совершенно непонятно, а кто же действительно кормит Россию?

Тридцать лет назад, когда я впервые попал в деревню, ответить на этот вопрос было легче.
1978 год, осенние каникулы. Друзья родителей взяли меня, восьмилетнего мальчишку, в Костромскую область, где у них был дом. С тех пор я и езжу в эти края. Теперь я хорошо понимаю, что умирание русской деревни началось гораздо раньше, ведь уже тогда многие из них стояли брошенными, вымершими, тихими. Сплошь и рядом было так: идешь по полю, и кто-нибудь скажет: вот Берсенево, а там вон Моторугино, там Дор. Оглядываешься вокруг — ничего нет. Где же эти деревни? Да вон, видишь, три березы стоят — это Берсенево, а там вон, где елочки, — Дор. А самих деревень уже не было.

Но так было не везде. Как прекрасный сон, вспоминаются деревенские картины, полные жизни и таинственного крестьянского смысла: луга, выкошенные так ровно, так коротко! Они были похожи на шерсть только что ощипанного фокстерьера. Крепко сметанные стога, подпертые жердинами. Повсюду засеянные поля. Для нас, горожан-путешественников, в этом была трудность. Идти по ржаному или ячменному полю нелегко: топтать колосья жалко, а тропинку пока найдешь… Но идти полем льняным — хуже нет! Лен растет густо, а волокнистые стебли его путаются в ногах. Зато как он цветет! У нас на Костромщине льна было очень много, его потом увозили в Кострому, на льнозавод. Теперь он работает на голландском сырье, своего нет.

Еще тридцать лет назад в деревне были живы и активно задействованы предметы старого быта: коромысла, деревянные маслобойки, сделанные из ствола сосны, деревянные корыта для скота. В каждом доме, правда уже все больше на чердаке, хранились прялки и ткацкие станки. Это в частных хозяйствах. А в колхозе в каждой второй деревне была ферма, стоял скот. Колхозное стадо было стихийным бедствием для огородников. От «паствы» вечно и безнадежно пьяных сельских пастырей строили сложные системы заграждений, снабжая их колючей проволокой.

Зато каждое утро в шесть часов с нашей фермы в райцентр под названием Буй шел молоковоз, и можно было, попросившись к шоферу Виктору Иванычу в кабину, смотаться в город. А по субботам в клубе были танцы и драки. Одним словом, в деревне была жизнь, были жители, и вот эти-то деревенские жители кормили Россию.

Но вот помню: взрослые, собираясь в деревню, в отдельном пакете берут круги варено-копченой «Краковской», несколько пачек азербайджанского чая, баночку растворимого напитка «Лето», пару баночек шпрот. С какой благодарностью наши деревенские знакомые принимали эти нехитрые дары! Да, у них были полные подвалы малинового варенья и соленых чернушек (на стол они подавались в сметане), у них были свое молоко и творог. Но «магазинного» они были лишены начисто. А ведь жили не в полной изоляции от мира, и телевизоры кое у кого уже были. Знали, что бывает кофе, что городские балуются колбаской, и, конечно, хотелось всего этого. Что же предлагали тем, кто кормил Россию, сельские магазины? Однажды нас с двоюродной сестрой — нам было по десять лет — отправили на тракторе в соседнее село в магазин, поручив купить хлеба и — наивные родители — чая. Домой мы вернулись, победоносно держа в руках по венику и по пакетику лаврового листа: мы купили все, что было в магазине. На самом деле хлеб с утра был, но к нашему приезду его уже раскупили на корм телятам. А больше ничего в магазине и не водилось.

Вот так и жили советские колхозники в конце семидесятых: в достатке было лишь то, что дает земля и лес. А промтовары — от резиновых сапог до холодильников — все это было мечтой, мечтой о городе, о «настоящей жизни». Пройдет десять лет, и их дети уйдут в город за этой мечтой, оставив вымирающие деревни и зарастающие мелколесьем поля. Впрочем, восстанавливая социальную справедливость, крестьянин всегда тащил с фермы, из колхоза все, что можно было утащить. Недавно один мой деревенский знакомый, характеризуя со свойственной селянам едкостью соседа, сказал: «Да он же бригадиром на ферме работал, за всю жизнь в магазине ни лампочки не купил, ни гвоздика».

После перестройки со снабжением в деревне стало получше. В 90-е годы появились продукты, ширпотреб. Колхоз еще кое-как работал, и, уходя на дежурства, доярки брали с собой по два больших 15-литровых ведра — домой возвращались с молоком. Приготовленный из домашнего и колхозного молока творог продавали на рынке в городе. Можно было жить. Кормить домашний скот тоже было просто: по ночам ходили на ферму за комбикормом с мешками из-под сахарного песка —50 килограммов ходка. Такой своеобразный сельский коммунизм: каждому по потребности.

Но дети уезжали, и никто их не мог удержать. Для них в городах открывались неслыханные при советской власти возможности: частные строительные фирмы нанимали маляров, ДЭЗы — дворников. В деревне оставались только дети совсем уж горьких пьяниц: они часто рождались инвалидами.

В конце 90-х колхоз распался, каждый год стадо уменьшалось вдвое, а теперь в нашей деревне осталось три коровы. Ферму разобрали на кирпичи и продали. Заключительным аккордом стали раскопки, устроенные нашими мужиками. В течение нескольких лет они выкопали траншею глубиной метра полтора, а длиной несколько километров. До сих пор неизвестно, кто первый обнаружил, что в родной земле зарыт толстый медный кабель, шедший из ниоткуда в никуда. Говорили, что это чуть ли не правительственная связь. В городе «правительственную связь» брали по 65 рублей за кило.

Теперь никого из этих мужиков уже нет в живых: умерли от пьянства. Лет через пять, когда умрут последние колхозники, наша деревня опустеет, но в сущности ничего не изменится. Ее уже давно нет. Но кто же кормит Россию? Где те чудесные места, заливные луга, по которым бродят тучные стада и где тяжелые золотые колосья клонятся к земле? Где живут хлебопашцы и пастухи, плоды рук которых питают нас, горожан? Неужели только в Канаде и Новой Зеландии?

Дьякон Федор Котрелев

Опубликовано в Афоризм дня | Комментарии к записи АФОРИЗМ ДНЯ отключены

Коллекция поводов

16 октября:

Месяцеслов на этот день:

Сщмч. Дионисия Ареопагита, еп. Афинского. Сщмч. Рустика пресвитера и Елевферия диакона. Свт. Агафангела исп. митр. Ярославского. Прп. Иоанна Хозевита, еп. Кесарийского. Мчч. Петра и Павла. Блж. Исихия Хоривита. Прп. Дионисия, затворника Печерского. Мч. Феогена. Мц. Феодосии.

Далее по материалам сайта: http://www.calend.ru/ и не только:

День работников пищевой промышленности

День работников пищевой промышленности был установлен в эпоху существования СССР, в 1966 году, и с тех пор традиционно отмечается в третье воскресенье октября.

Всемирный день продовольствия

Всемирный день продовольствия (World Food Day), отмечаемый ежегодно 16 октября, был провозглашен в 1979 году.

Датой Дня была выбрана дата образования Организации продовольствия и сельского хозяйства ООН (Food and Agriculture Organization of the United Nations, FAO) 16 октября 1945 года.

В этот день проводятся различные благотворительные акции, которые имеют большое значение для облегчение бедственного положения стран «третьего мира». Активные члены общества в этот день принимают участие в различных конгрессах и конференциях.

Всемирный день анестезии (День анестезиолога)

История новой области медицины началась в середине 19 века — 16 октября 1846 года зубной врач Томас Мортон, провел операцию под эфирным наркозом. Это день во всем мире и принято считать Всемирным днем анестезии (World Anaesthesia Day).

День работников дорожного хозяйства

В 1996 году в России появился профессиональный праздник работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства. На основании Указа Президента РФ от 14 октября 1996 года «Об установлении Дня работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства» этот праздник ежегодно отмечали в последнее воскресенье октября.

День шефа (День Босса)

В 1958 году Патриция Хароски (Patricia Haroski), работавшая секретарем в компании State Farm Insurance Company, предложила новый праздник — День Шефа (National Boss Day). В 1962 году этот праздник был официально утвержден губернатором штата Иллинойс Отто Карнером. Первоначальная идея заключалась в том, что работники поздравляют своего начальника и благодарят его за то, что он был добр и честен в течении года.

Традицию празднования Дня Босса поддержали многие страны, праздник распространился по миру со скоростью мысли. Сегодня День отмечается в Великобритании, Австралии и Южной Африке.

Праздник Девятнадцатого Дня — Илм

Бахаи отмечают Праздник Девятнадцатого Дня — Илм, что по-арабски означает «Знание».

Бахаулла пишет:
«Воистину, знание — подлинное сокровище для человека, оно — источник славы, щедрости, радости, возвышения, веселья и счастья. Счастлив привлекшийся к нему, горе нерадивому». «Знание есть свет, изливаемый Богом в сердце всякого, кого Он изберет».

Практически каждая религия имеет свой собственный календарь, и Вера Бахаи здесь не исключение. У бахаи свой календарь, основанный Бабом и утвержденный основателем Веры Бахаи — Бахауллой. Год бахаи делится на 19 месяцев по 19 дней каждый.

Месяцам в календаре бахаи присвоено название атрибутов Бога: например, «Величие», «Совершенство», «Воля», «Знание», «Честь», или свойства человека: «Вопросы», «Речь».

Начало месяца отмечается Праздником Девятнадцатого дня. Каждый Праздник Девятнадцатого дня назван по имени начинающегося месяца. Поэтому сложно дать развернутую информацию о том, что означает то или иное название праздника. Это все равно, как если бы надо было рассказывать, почему январь называется январем, а апрель – апрелем.

Каждый Праздник Девятнадцатого Дня выполняет несколько функций: административную, духовную, социальную. Бахаи собираются каждые девятнадцать дней на такой праздник единства и обмениваются информацией о жизни общины, читают молитвы и священные писания, пьют чай, общаются.

Праздник Девятнадцатого Дня является основой жизни общины. На нем верующие, объединенные общими духовными устремлениями, принимают участие в совместном обсуждении насущных вопросов общины, делая это в духе свободного волеизъявления.

Гаханбар Митры

Гаханбар Митры приходится на 16 октября при прохождении Солнцем 23 градуса Весов.

Митра воплощает принцип справедливости, порядка и закона. Он регулирует все отношения людей в социальной жизни.

Зороастрийцы очень ответственно относятся к своим словам и договорам. Считается за правило – блюсти интересы партнера прежде своих, в процессе своей деятельности не причинять вреда живым существам, стихиям, начинать дела в подходящее для этого время, которое определяют астрологи.

Отмечание происходит ночью до восхода: это время выбора, отречения от зла, заблуждений. Положено пить хаому (вино с соками, специями и т.д.), есть халву.

В этот день можно давать клятвы. Подобает зажигать 5 огней.

Кирмес в Германии

День Кирмеса изначально был праздником сбора урожая, позже стал религиозным торжеством, ныне же это большая ярмарка и народные гуляния. Его отмечают повсеместно, от маленьких деревень до больших городов. Кирмес – соломенное чучело, в его руках бутыль шнапса, и этот символ праздника за две недели до события закапывают в землю, а само торжество и начинается с ритуала его «выкапывания». Затем происходят довольно странные и оттого забавные события: Кирмеса проносят через всю деревню к наряженному фруктами и гирляндами дереву Kirchweihbaum и крепят его на самой верхушке. Далее начинаются соревнования за… крендель. У дерева танцуют пары, которые передают друг другу букет цветов и та, что в момент финального сигнала окажется с букетом, считается победившей и лакомится кренделем. А на следующий день чучело Кирмеса с непременной бутылью шнапса закапывают. В «могилу» кладут голову петуха, кости и праздничный пирог. Эта шуточная траурная процессия – знак благодарности богам за урожайный год. Чем праздник Кирмеса веселее – тем урожайней будет следующий год. А сами похороны чучела – символ избавления от неприятностей этого года и, конечно же, вредных привычек, в частности – алкоголизма и обжорства. На площадях катаются на специально привезенных аттракционах, лакомятся в вагончиках с разнообразной едой и пивом. Вечерами – концерты и танцы, в последний день – фейерверк.

Праздник каштана во Франции

Франция отличается от всех других стран еще одной особенностью — она проводит самое большое количество праздников и фестивалей, посвященных гастрономии. Французы считают, что чувство вкуса и понимания хорошо приготовленной пищи надо воспитывать в людях с детства, как умение читать.

Во второй половине октября страну окутывает аромат жареных каштанов. Их готовят прямо на улице, запах пленит и пройти мимо невозможно. Никто не в силах лишить себя удовольствия, которое таит в себе маленький мешочек каштанов. Необычный, ни на что не похожий вкус этого лакомства трудно описать, но забыть невозможно.

Это событие является продолжением недели вкуса, которая проходит во всех регионах Франции, начиная с 3-го понедельника октября. По очереди отмечают праздник Шукрута, где можно попробовать квашеную капусту с сосисками, политыми пивом, Праздник пряностей, Праздник сидра, Рыбный праздник.

Праздник чтения во Франции

Праздник чтения — совершенно уникальный праздник. Ни одна страна в мире не проводит настолько масштабно мероприятия, посвященные литературе и книге, как Франция.

Впервые праздник чтения был проведен в 1989 году по инициативе Министерства культуры Франции, и был встречен французской общественностью с большим энтузиазмом. По прошествии некоторого времени он был включен в календарь ежегодных культурных событий в стране, и сейчас отмечается во второй половине октября.

Трехдневная программа праздника включает встречи с писателями, поэтами, выставки и презентации книг, книжные ярмарки, научные конференции и семинары. В эти дни люди дарят друг другу книги, приносят их в дар библиотекам.

Все радио- и телепередачи посвящены литературе и писателям, в газетах публикуются многочисленные материалы, им посвященные. В общем, вся страна живет три дня в году исключительно литературными интересами. Все другие проблемы отступают на второй план.