АФОРИЗМ ДНЯ

В борьбе с постОРВИшной, позднеосенней депрессией и погрязнув в технологических трудностях изготовления домашней пастилы из яблок, по чужим сайтам в поисках умных мыслей не шаталась. Читала только тут. И радостно, с благодарностью и со всей почтительностью, на которую способна, копипастю!

Оригинал взят у [info]ierey_antoniy

Житейское:

Как же плотно всякая гадость вошла в нашу в жизнь, особенно в пищу. Сегодня пытался ради интереса найти мороженное, в составе которого нет пресловутых Е.  Оказалось, эта задача не под силу, так как такого мороженного просто не существует. Хотя магазин был довольно большой и выбор был соответствующий.  Сразу вспомнился анекдот:

— Дорогая! Какой вкусный торт! Ты сама его испекла?

— Из чего? У нас нет ни глутамата натрия, ни Е517, ни Е1452!…

Для души: 

Тьфу.

 В последнее годы на церковных прилавках появилось огромное количество псевдоцерковной макулатуры. Появились книги о конце света, втором пришествии, о вреде компьютера, интернета, ИНН, новых паспортов и другие. И практически не было литературы, посвященных Христу, толкований на Апостола и Евангелия, книг по истории Церкви в годы СССР. С приходом патриарха Кирилла, ситуация несколько изменилась. Теперь, правящие архиереи не могут самостоятельно благословлять выпуск книг, эти функции передали издательскому совету. Решение, в общем-то, хорошее, но когда оно начнет давать первые ощутимые результаты? Наверное, не скоро. На складах крупных монастырей и тем более издательств, хранятся миллионы книг, изданных в прошлые годы, и которые так и не смогли распродать. Их так много, как патронов и ящиков с тушенкой, хранящихся на складах министерства обороны. И вряд ли издательства будут их уничтожать. Да, наверное, среди них есть и не мало вполне адекватной литературы. Пока наблюдая за ассортиментом церковных лавок позитивных изменений особо не заметно. Хотя, стало меньше книг «местного производства», которые писались «внутриепархиально» и так же распространялись. Как правило, это были книги о местных «чудесах» обильно приправленные благочестивыми, но бессмысленными комментариями. Однажды к ныне покойному митрополиту Питириму (Нечаеву) пришел на прием его священник и попросил благословения на издание книги, которую оставил владыке, чтобы после прочтения он написал свою резолюцию: «благословляется». Прочитав книгу, в которой все было идеально, солнышко светило, птички пели и все ходили крестным ходом, владыка прямо на книги сделал свой отзыв: «Тьфу, митрополит Питирим».

Картинка подсмотрена у http://rebrik.livejournal.com/

Для духа:

Таинственный старичок

История настоящая, доказывать скептикам ничего не буду. Приезжайте в Ставрополь, познакомлю с очевидцем события.

Настоятель N заканчивал достраивать свой храм в одном из городов Ставропольского края. Денег катастрофически не хватало. Подрядные организации обещавшие сделать все бесплатно в виде благотворительности, подло обманули и выставили крупный счет. Причем настоятель об этом узнал уже в суде, куда они обратились с иском о взыскании средств за проделанную работу. Видно сказать в глаза священнику о «задолженности» не хватило духу. Счет храма был арестован, на него повесили долг. На дворе была зима, настоятель в долгах, нужно было срочно изыскать средства для покупки котлов, чтобы храм не промерз. И вот после одной из служб задумчивый настоятель вышел из храма. К нему тут же подошел высокий худой молодой человек, который представился Петром. Петя сказал священнику, что он атеист и в Бога не верит. Но вот прошлой ночью ему во сне явился какой-то старичок, который сказал ему, чтобы он ехал в такой-то город нашел такого-то священника и отдал ему свою заначку в 2000 тысячи долларов. Причем старик назвал не только храм, но имя настоятеля, которое совпало по приезду. Ожидая пока закончится служба молодой человек рассматривал в храме иконы и вдруг увидел того таинственного незнакомца. Он не знал кто это такой. А на него с иконы ласково смотрел святитель Николай Чудотворец. К сожалению, не известно, повлияло ли это чудо как-то на Петра. Он отдал деньги, причем по тем временам весьма и весьма большие. Они и сейчас не маленькие. И уехал в свое село.