Афоризм дня

Так я устроена, я всегда сомневаюсь, даже если до этого была на 100% уверена в том, что это так, а не иначе. В данном случае первое это — разговор с одним человеком, а второе — тема разговора —  помощь другим людям. Тема сложная, неоднозначная, выстраданная. И вроде бы давным-давно в ней у нас с мужем были определены «правила игры». Не помогать нельзя, хотя этот путь очень сложный и опасный, потому как в лучшем случае на этом пути может не хватить сил, а в худшем часто, руководствуясь теми сами пресловутыми «благими намерениями», мы не можем оценить последствия наших, казалось БЛАГОдеяний. Окружая теплом и заботой, например, парализуем собственную волю человека, беря на себя бытовые трудности, вмешиваемся в его ПУТЬ, на котором эти трудности — часто просто необходимое испытание для становления личности…А уж если сильно тщеславимся в процессе… Вышеупомянутый разговор, в котором оппонент даже упомянул известную фразу: «Кто людям помогает…»  был, как-минимум, странен в устах человека, неоднократно «замеченного» в бескорыстной помощи (даже очень сомнительным персонажам) и в день, когда он вез, как обычно, очень пожилую тещу по врачам…Это меня и смутило и я уже почти начала сомневаться…

Но тут, как обычно, в последнее время получаю ответ — идя совсем другим путем и по другим задачам. Походя мимо, быстро, легко. Слава Б-гу, за все. Опять Правмир.

Бремена друг друга

Была у меня на работе коллега. Молодая, красивая, успешная девушка. Энергичная, умная, решительная. Образование шикарное. Язык превосходный. Словом, классная. И мне она ужасно нравилась, и студенты были в восторге.

Потом  коллега уволилась по семейным обстоятельствам.

Я тогда еще хотела спросить, что за обстоятельства. Хотела, но как-то замоталась. Знаете, как оно бывает…

Сегодня сидела я в кафетерии в детском корпусе Онкологического Центра на Каширке и разговаривала с удивительной мамой и удивительной шестнадцатилетней девочкой, о которых мне предстояло написать статью в интернете – собрать денег и оплатить неподъемный для девочки долг за лечение. Мы только начали говорить, я только начала расспрашивать тоненькую сероглазую Марину про жизнь «до» и жизнь «после», как вдруг меня окликнули.

— Татьяна Викторовна? Вы?! Тут?!

Я обернулась и обомлела. Моя юная прекрасная коллега стояла передо мною, одетая так, как все мамочки в отделении — в спортивный костюмчик и легкие спортивные тапочки.

— Что вы тут делаете?! – спросила я.

Почему-то я надеялась на какой-то другой ответ…

Дочка. Первоклассница. Уже полгода, как они тут. Операция. Химиотерапия… Не помню. Какой по счету блок.

Я еще только собирала потерянное лицо, я только еще какие-то слова искала, а две моих собеседницы, Мариша и ее мама, уже обнимали и гладили мою коллегу, и щебетали наперебой: «Ничего, и мы тоже, и мы это прошли, вы этого не бойтесь, и это не очень страшно, и доктор у вас отличный, и с этим вы справитесь, вы же видите, мы же справились!»

— Вы-то почему здесь, Татьяна Викторовна?

Я перевела дух. Я что-то рассказала про Маринин долг, про свой «Конвертик», про людей, которых буду просить за Марину, про то, что я сюда часто прихожу, вот и лифтерша со мной персонально здоровается… И про мальчика Гошу с саркомой, который, слава Богу, дома, и про девочку Мунирам, которая в хорошей ремиссии…

— Вы давно сюда ходите?

— Давно, милая. Почти пять лет.

— А почему же я ничего не знала?!

А я? А я почему ничего не знала о ней и ее девочке?

Я, получается, вежливо «не грузила» ее своей неудобной «второй жизнью», где все время кто-то болеет, умирает, бедствует и мучается. И она, выходит, «не грузила» меня своей малышкой, своим переездом из успешного, счастливого существования в это вот стерильное отделение.

«Носите бремена друг друга», — сказал Апостол.

Мы из светских соображений предпочли Апостола не слушать. Не знаю, как обстоят дела с Христианством у моей коллеги, но мне-то к его словам прислушаться стоило.

— Я не знала, что тут столько больных детей, — говорила моя прекрасная коллега, — Вы представляете, я даже не знала…

Фото: Юрий Храмов

Вот тут я хочу сказать очень важную вещь.

Я впадаю в бешенство и ярость, когда кто-то при мне смеет говорить, что мой Бог кого-то «учит» и «наставляет», посылаяболезни маленьким детям. Я твердо верю, что это – страшная дьявольская ложь про моего Бога. Я знаю, что Он обнимает каждое дитя в этих стенах и плачет вместе с каждой мамой. И я каждой клеточкой понимаю, что не Он загнал их на эту Голгофу, а мы. Мы, все вместе. Коллективно. Своей злобой, завистью, трусостью мы так отравили Божий мир, что наши дети задыхаются  в нем как в газовой камере.

А мы с вами ходим мимо, поджав губы, и цедим: «Никто ничего никому не должен! Никто ничем никому не обязан!»

Не знаю, как вам, а лично мне лично себе надо записать на какой-нибудь бумажке, что вот этого «никто никому ничем» — в Евангелии НЕТ.

А про то, что надо носить бремена друг друга – ЕСТЬ.

И повесить бумажку на видное место…

Я очень верю, что у моей коллеги все будет хорошо. Девочка справится с болезнью, коллега вернется на работу, жизнь непременно наладится.

А я ей очень благодарна за то, что она мне напомнила: НАДО КРИЧАТЬ ГРОМЧЕ.

Ничего, если за юродивую сочтут. Это лестно.

Татьяна Краснова — координатор благотворительной организации«Конвертик для Бога». Ближайшая встреча «Конвертика для Бога»состоится в воскресенье, 19 февраля, начиная с 18.00, в «Дровах» на Никольской в Москве. Будут собирать деньги на лечение пианистки Марины. Способы перевода денег: http://g-envelope.livejournal.com/profile

Читайте также:

По своему подобию?

Паллиатив

Конвертик для Бога

2 responses to “Афоризм дня

  1. Любую мысль можно довести до абсурда: я говорил о помощи алкоголику, а не вообще, и тем более ребёнку. Знаешь ли ты, что не всякий способен помочь утопающему? Что утопающий утянет с собой на дно и спасателя, усли тот не окажется достаточно подготовленным и не будет с ним бороться, а иногда просто «вырубить» того, кому надо помочь? Ты способна броситься в море спасать какого-то мужика, чтобы утонуть с ним? Примерно тоже с алкоголиком: не всякий может помочь (если это вообще возможно), а без консультаций с врачем и говорить не о чем …

    • А я о помощи алкоголику не говорила. И про самоутопление в курсе. И об этом писала. Речь идет о том, чтобы купить себе меховую жилетку или дать больной женщине денег на платную диагностику, чтобы получить, наконец этот самый вердикт врача, так как за бесплатно ей это 4 месяца не удается. Это почти также как помочь больному ребенку. Вот и все. Но в данном случае уже не важно кто чего не дочитал и не понял. Я до сих пор не знаю как было бы правильно поступить. Но зато теперь знаю, что во многом не готова к серьезным поступкам, а тем более к определенной помощи людям, так как «врачу, исцелися сам». За что оппоненту отдельное и совершенно искреннее СПАСИБО, а также извинения за излишнюю эмоциональность и резкость.

Обсуждение закрыто.