Афоризм дня. Хочу быть Белоснежкой!!!

0_6ff7a_1e9146c_XL

Сегодня утром грустно анализируя свое «неспортивное» поведение по отношению к детям, в процессе прочтения очередных новых шедевров от Черешенек на спасительном блоге  Иры Чирашни «случайно» наткнулась  на более старую запись. Стало заметно веселее, но пункт стать Необыкновенной Белоснежкой по-прежнему стоит в моем новом плане неотложных дел в Новом году...

Как стать Необыкновенной Белоснежкой

17ОКТ

Купальщики

Купальщики

Как красиво быть все время в ореоле славы веселой,  успешной и почти идеальной мамы. Мой дневник останется на всю жизнь чудесным подарком детям. Они будут валяться от хохота, читая свои детские остроты. Но надо же им честно рассказывать о нашей жизни, где мама не всегда superwoman и role-model.  Надо иногда подливать горькую ложку обыденности в сладкую сказку веселья и счастья. Итак, настоящая сказка вчерашнего дня.

День намечался быть успешным и приятным. Кранч обещал отвезти детей утром, забрать вечером, отпустить меня погулять для души, не мечась за ужином на кухне, и дать мне завершить вечер встречей с подружками на девичнике. Какой чудесный день!

Утро началось с тревожного мейла с работы, и папа смылся из дома до того, как зайцы открыли глаза. В обед пришло досадное сообщение, что заседания продлятся до позднего вечера, но с обещанием выпустить меня к подружкам вовремя. Вот она, правда жизни. Так чаще всего и бывает, когда намечаешь себе фан: бедный папа, все время работает.

Вечерняя кормежка маленьких хищников прошла с полным провалом, что сразу подпортило настроение. Потом загон всех в ванную был не менее травматичным, так как детям хотелось всю ночь играть в футбол в салоне. Затем меня уломали разрешить им поплавать в ванной вместо быстрого душа. И пока все пускали пузыри в воде, я пошла за чистым полотенцем.

Вдруг я слышу невнятный голос бэби-Мики, которая все никак не заговорит чётко. Она вылезла из ванной и прошлёпала голой искать меня по привычке в кабинете. «Мика, что такое?» – рассеянно  поинтересовалась я, поглядывая вниз, не открывается ли освободительно входная дверь.  «Ау аить, мама, я ау аить» – пытается объяснить мне Мика свою историю. А я на это плавно прошу показать пальцем, чего она желает. Мика побежала в свою комнату, притащила памперс и громче повторила свое «аа-уу».

И вдруг, одновременно с моим осознанием фразы, из Мики….полился понос, прямо на бежевое ковровое покрытие. «Хачу какить!» — вот что это было. Боже , я, конечно,  могу похвастаться некоторыми достоинствами, но логическое мышление в экстремальных ситуациях – не мой конек. Я с ужасом смотрела на мощные брызги победоносно самоутерждающегося средства от запора (очередной успех нашего детского доктора), и теряла самообладание. Решение было тупым – быстро схватить испугавшегося ребенка и утащить на кафель. В результате сильная каштановая струя обдала в кабинете всё вокруг, на босой ноге неприятно ощущалась тёплое сползающее болотце, попутно мое рабочее кресло и дверь слегка окрасились.

В ванной Мика встала на чистое белое полотенце, схватившись машинально за свою попу, а потом за мою голову. Три плавающих пузыря отвлеклись от занятий, и с интересом посмотрели на нас. Логика совсем мне изменила, и я заорала благим матом всем вылезать немедленно, желая засунуть туда орущую Мику. Они послушно вылезли, но я поняла, что ванная полна воды, и это будет мерзко.

Салфетки!!! Где они, черт побери! Сто раз говорила Кранчу, что на его совести во всех туалетах положить море салфеток. «Стоять!» – я побежала во вторую ванную на этаже, соображая, что вот такой звук моего крика и называют «иерихонской трубой».

Нет! Я убью этого Кранча! Где он, “освобождающий” меня на весь день? И как он может успешно выполнять свою крутую должность на работе, если дома он не в силах выполнить простое задание !?? Ни на втором, ни на первом этаже салфеток нет. Вытираю туалетной бумагой руки и ногу, и несусь в гараж. Галопом через три ступеньки поднимаюсь наверх….. То, что я увидела, на английском описывается словом на букву «F» ….

Самая брезгливая из всех детей  Ноя  решила срочно покинуть воняющую ванную, и вытерлась … белым полотенцем, вытащив его из-под Мики. Она смотрела на свой коричневый живот и ревела коровой. Адам с Даниелем побежали на место происшествия в кабинет и с интересом прыгали на какашках на ковре. Мика уже успокоилась, и побежала за ними хлопать в грязные ладоши. OMG!!!!!! Heeeelp!!!

Когда с опозданием в полчаса Кранч открыл тихонько дверь, зашёл на цыпочках и с улыбкой спросил, спят ли уже дети, я хотела бросить в него сверху тем самым, уже не белым, полотенцем.

Отмыв всех, засунув шмотки в машинку, прилично поползав на четвереньках, судорожно вцепивпись в  спрей для ковра , я понеслась в ванную. Под горячим душем я со стоном обнаружила, что именно на мне в этот день должно было закончиться мыло. “F!”  Отмываясь шампунем, я прикидывала, насколько  я опаздываю, стоит ли вообще ехать и есть ли у подруги дома общий наркоз. В машине в висках стучали слова спокойного Кранча: «Зачем ты так психуешь? Ты нервируешь детей».

Недавно я читала детям сказку про Белоснежку. Про то, какая она быланеобыкновенная. «Почему?» –  спросил Адам. Я объяснила, что она всех любила, делилась игрушками с братиками и сестренками, не плакала иникогда не кричала. Адам подумал, и попросил пояснить: «Совсем-совсем-совсем никогда не кричала?» Я утвердительно кивнула: «Ни капельки!» Адам вздохнул: «Мама, ты не сможешь стать Белоснежкой!» Да,  похоже, Необыкновенной Идеальной Белоснежкой мне уже не стать. Я, видимо, так и останусь Обыкновенной Неидеальной Мамой.