Афоризм дня

Ровно год назад меня, можно сказать, дико плющило на тему Дня св. Валентина. Встроенный в программу религиозный шовинизм находился в борьбе с внутренним ощущением, что с этим надо как-то бороться (с шовинизмом в отдельно взятой мне). На самом деле, тема серьезная, особливо в масштабе  растущих детей, полного отсутствия исходной традиционной базы и масс-медийного и коммерческого разнообразия: что праздновать и как праздновать. По мере роста детей каждый год приходится уходить вглубь себя и прислушиваться к ощущениям и перенимать передовой опыт… В прошлом году я ответы на свои вопросы получила, но никак не отреагировала на практике. В этом году как-то очень мягко и неожиданно получилось. Инициатива исходила от детей полностью, концепция и художественное исполнение практически тоже. Идеологически никак не наполнялось. И я довольна!

  На фото: Не зная, что такое валентинки, сын их придумал

Не зная, что такое валентинки, сын их придумал

А далее привожу дубль моего прошлогоднего цитирования на тему.

Posted on 15.02.2012 by yatut

На рубеже 14 и 15 февраля публикую эти (к сожалению, не мои) прекрасные слова, связывающие, как мне казалось, несвязываемое и  окончательно примирившее в моем мозгу непримиримое.  Только бы не забыть это все на год и не забывать слать “валентинки” регулярно…Дорогие, с Праздником! Встречайте и встречайтесь, любите и будьте любимы!

Сретение Господне vs. День св. Валентина

Четверть века назад в нашей стране далеко не все слышали о празднике Сретения, и уж тем более не было обычая праздновать День святого Валентина. Но времена меняются, и в наши дни два этих праздника оказались рядом.

Для кого-то это явления из совершенно разных областей жизни, как правило, чуждых друг другу. Для человека, переступающего порог храма лишь тогда, когда грянет гром, слово «Сретение» значит немного. Для человека, который, как ему кажется, отрешился от мирской суеты, День влюбленных – символ враждебной и развратной западной цивилизации, силящейся поработить и уничтожить Святую Русь.Но есть категория людей, в душе и в жизни которых Сретение и День влюбленных могут занимать сопоставимые по значимости места. Это  наша молодежь.

Воинствующих атеистов среди нынешних молодых людей немного. Напротив, немало тех, кто считает себя верующим, кто  иногда заходит в храм  либо по зову души,либо за компанию с другом. Есть, разумеется, и те, кого мы называем воцерковленными. Но в отношении празднования Валентинова дня и они не являются исключением: в самом деле, когда же влюбляться, как не в юности?

Но что же наша молодежь слышит с амвонов, читает в Интернете? Грустно пересказывать, но общий смысл известен: День святого Валентина – тлетворное влияние Запада, православный человек не может и не должен праздновать что-либо подобное. Тем более что в пять часов вечера – всенощная под Сретение Господне.

А если всё же попытаться проявить эмпатию и не противопоставлять два праздника, относящихся к разным реальностями и разным сферам бытия, а найти что-то общее и, может быть, даже полезное для души? Давайте попробуем.

Что такое Сретение? Само по себе это слово означает встречу. Празднуем же мы, с одной стороны, вполне определенную, историческую Встречу – встречу старца Симеона с младенцем Христом. И  вместе с тем  встречу человека, устремленного к Богу, с Богом, ставшим человеком. И, конечно, мы понимаем, что речь здесь не только о Симеоне, но о каждом христианине,потому что только тогда мы сможем называть себя христианами, учениками Христа, когда состоится в нашей жизни эта Встреча.

Казалось бы, при чем тут День влюбленных? Там – духовное, а тут в лучшем случае – душевное. Да, пожалуй, что так. Но стоит нам вспомнить послушно затверженную и потому омертвевшую в нашем сознании формулу: человек – образ Божий. Не только хороший человек, не только святой, любой человек- это образ Божий.

Да, искаженный. Да, затемненный. Да, подчас обезображенный грехом. Но неизбывно и навсегда: образ Божий.

И вот когда человек любит или даже  просто влюбляется, он склонен боготворить свою любимую, своего любимого.

И снова можно сказать много правильных слов о том, что одно дело – христианская любовь, а другое дело – влечение к противоположному полу. И заповедь о несотворении кумира тоже можно вспомнить. И всё это будет по-своему верно. Но это никак не отменяет другого: в любимом – пусть неизбежно через тусклую призму себя мы прозреваем божественные совершенства, прозреваем тот самый образ Божий.

Апостол Павел был мудрым: он решил быть всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых. Мудрым (и, так же как Павел, любящим) человеком был и преподобный Силуан Афонский, который одному проповеднику-обличителю посоветовал сперва похвалить веру своих слушателей, а затем разъяснить, чего в этой вере недостает.

Мы не настолько мудры, мы не имеем такой любви. Но нам есть у кого учиться. Что лучше? Обличать и клеймить, или  сказать: да, ребята, влюбленность – это прекрасно, но посмотрите, какие высоты и глубины могут открыться вам на путях любви!?

Предполагаю, что вопрос этот  риторический. Легче обругать и запретить. Но для христианина лучше стать тем проводником, который приведет душу хотя бы одного человека к Встрече с Богом. И День влюбленных – вполне подходящий повод для такой попытки.

 

Афоризм дня от Сергея Кобаха. С новой рабочей неделей

С Дизель-сайта

Воняло

У нас в подъезде воняло. Нет, у нас страна большая и в ней много где воняет, где больше, где меньше. Где то даже, и совсем не воняет. Но это «где то» и я таких мест не знаю. А у нас воняло. Точнее ВОНЯЛО! Ибо запах был такой, будто без противогаза заглянули в задницу самому Белому Слону скушавшему что то несвежее.

Причем воняло только в коридоре на первом этаже, выше запах не проходил. Но и этого хватало. Я и не предполагал, что смогу на столь долгое время задерживать дыхание, и, судя по всему, мои соседи, тоже. Через неделю мы, всем подъездом, могли уже ехать и позорить ловцов жемчуга, которые задерживают дыхание всего на несколько минут.

Запах был весьма сложный и с трудом поддавался идентификации. Временами казалось, то это местный алкаш Василий потерял свои пропитанные страданиями носки когда из последних сил полз к спасительному лифту, иногда приходила мысль, что это тыща кротов вылезли на поверхность, одновременно насрали и опять скрылись в недрах, была и совсем экзотическая версия, что кто то уже неделю жрет на первом этаже экзотический фрукт – дуриан, который как известно из интернета, воняет как весь Васин гардероб.

Такое сочетание грандиозной вонищи и морозной свежести неотапливаемого подъезда вносили некий когнитивный дисбаланс в психику жильцов, причем до такой степени, что они начали звонить в ЖЭК.

Поначалу в ЖЭКе на жалобы о состоянии атмосферы особо не реагировали, но когда количество звонков превысило какой то допустимый порог, работники эксплуатационного хозяйства выехали на объект.

Первой в подъезд зашла Сама Начальница ЖЭКа. Сзади корявым строем, как гномы за Белоснежкой, толпились слесаря убивая беззащитных микробов профессиональным перегаром.

И это хорошо, что отряд выбрал именно такой походный порядок, потому, что подойдя к лифту Начальница строго вопросила – «Ну, и что тут у вас воняет? Я ничего не чувствую!» И демонстративно, полной грудью вдохнула атмосферу. После чего сказала эротично «ах» и гигантским холодцом рухнула на первого гнома. Потом пошла цепная реакция. Первый гном, не выдержав веса свалившегося счастья, с центнером сала в руках упал на заднего гнома, тот на следующего. .. Когда все гномы закончились, на полу образовалась картина напоминающая гребцов в байдарке. Все сидели плотненько, дружненько и произносили слова согласно ситуации. Как я понял из их монолога, Большую Начальницу тут уважали весьма условно, поскольку называли словами, далекими от «ласточка» и «солнышко». Диссонансом в хоре однотипных эмоций, звучали весьма эмоциональные и красочные жалобы первого гнома на отдавленные яйца.

Следующая экспедиция состояла из мужественных баб и парней из саночистки. Ребята были опытные и судя по всему, вместо утреннего кофе нюхали «зарин» для бодрости. Это я понял, когда войдя в подъезд, они гулким хором втянули носом миазмы и переглянувшись постановили, дескать да, «немного попахивает».
После чего вскрыли люк в полу, как раз перед дверями лифта. Запах усилится процентов на восемьсот. У меня уже начали плавиться кончики шнурков и выпадать из носа волосы, а эти собрали симпозиум вокруг открытого люка и стали держать совет.

Я повинуясь зову любопытной обезьяны сидящей внутри меня, заглянул в люк и пошатнувшись от вдарившего по мозгам запаха сразу заметил причину несвежести.
Там была крыса. О, какая же это была крыса! Она была размером с виолончель, руки как грабли, хвост как удав и голова размером с маленькое ведро.

Я поначалу завозмущался, дескать что за нафиг, пришла сюда, уселась как у себя дома, неделю подряд пердела в свое удовольствие, а нам тут страдать. И только потом сообразил, что животное того… Уже давно как отправилось к свои далеким предкам. И разлагается тут потихоньку, в свое удовольствие.

Бравые ребята и девчата из саночистки с шутками и прибаутками извлекли тело из подполья и унесли его в направлении, которое мне совсем не интересно.
На этом можно было бы и закончить трагическую повесть, если бы они не забыли закрыть люк, и, как обычно, в хлам задумчивый Василий не сверзился в него с криком убиваемого поросенка. Васю, конечно, вытащили. Но носок он все таки там оборонил. Поэтому воняло еще неделю, пока носок не утащили мыши-фетишисты.

Афоризм дня. Фактор матери

Да простят меня авторы этой книги, немного порезала лапши из нее. Книга понравилась.

il_fullxfull_118993641

Генри Клауд, Джон Таунсенд
ФАКТОР МАТЕРИ

Если в материнском воспитании есть какие-то изъяны, Бог пошлет нам других людей, которые их устранят. Бог может исправить опыт детства, либо дополнив и развив благо, доставшееся человеку от матери, либо ответив на те насущные потребности, которые мать не умела удовлетворить.

Каждый день мы сталкиваемся с двумя группами проблем, порожденных неправильными отношениями с матерью. Первый ряд проблем связан с теми чувствами, которые мы испытываем к матери, с нанесенными ею обидами и не удовлетворенными ею потребностями. Второй ряд — это схемы и динамика отношений с матерью, которым мы научились в детстве от нее же. Первая группа проблем определяет наше ощущение прошлого, вторая задает поведенческие схемы, заложенные в прошлом, но воспроизводящиеся в настоящем.

Нам всем необходимо понять, какие схемы были заложены в наши отношения с матерью. Нежелание контакта, привычка угождать, доминирование, пассивность, агрессивность, избыточный контроль, недоверие или что-то иное… Все это оплетает наш мозг, словно колючая проволока. Человек задуман как существо, воспринимающее и воспроизводящее эти схемы. В этом и состоит воспитание детей: они усваивают образ жизни своих родителей и на его основании строят свою жизнь.

Чтобы жить в мире с самими собой, нам прежде всего необходимо найти человека, с которым мы могли бы быть самими собой; нам требуется понимание и принятие, чтобы стать самими собой. Хорошая мать осуществляет именно эту задачу: выслушивает, не оставляет без внимания негативные черты характера ребенка, помогает ребенку справиться с ними. В этом смысле она терпима к его недостаткам. Ребенок впитывает ее покой и терпимость, и сам в свою очередь готов принять отклонение от идеала. Мать, принимающая ребенка целиком, помогает ему сделаться цельным.

Эмоциональное развитие происходит благодаря не только материнским «вложениям», но и любви, направляемой ребенком на мать. Мать — первый человек, которого ребенок полюбит, это «объект любви». Для эмоционального, физического, интеллектуального и социального развития человек должен не только быть любимым, но и любить. Любовь питает душу, окрашивает радужными цветами отношения с людьми и миром, в котором мы живем, наполняет жизнь надеждой. Потребность любить — одна из фундаментальных потребностей человека, для удовлетворения которой требуется определенная личность. Если мать соответствует этой потребности, любовь обращается на нее, если нет, человек либо оказывается в одиночестве, либо начинает испытывать ненависть.

…мы убеждены, что не существует пары «хороший ребенок и плохая мать». Некоторые врачи и психиатры поощряют «вытеснение родителей», возлагая вину за все негативные качества и поступки пациента на одного из родителей или на обоих. Разумеется, некоторые матери совершенно не справляются со своей ролью, другие не могут соответствовать всем требованиям, третьи в целом справляются неплохо, но все же что-то упускают из виду или оставляют недоделанным. Но ведь и детям свойственна защитная и несоразмерная реакция, и, уже считая себя взрослыми, они продолжают воспроизводить неверные схемы поведения. Следовательно, выросшим детям необходимо принять значительную часть ответственности на свои плечи.

Материнская любовь и забота говорят ребенку о том, что он желанный и нужный человек. Нам приходилось помогать множеству людей, считавших себя ненужными и нелюбимыми, хотя у них было множество друзей и близких, всей душой любивших их. Беда этих людей заключалась в том, что в детстве им не хватало «пищи».

Ощущение своей нужности человек не может достигнуть самостоятельным интеллектуальным усилием. Разум способен подсказывать вам, что вы любимы, но если вы не получили достаточно любви от матери — «призрака», чувства не смогут подтвердить свидетельство разума. В начале жизни ребенок должен постоянно убеждаться в том, что он любим и желанен, — только так он будет в состоянии вступить в иные отношения, войти в любое общество, не гадая, «принадлежит» он к нему или нет.

Выросший ребенок скрывает тоску и недостаток близости под маской гнева. Гнев обычно бывает направлен вовсе не на то, что действительно плохо, — на отсутствие контакта. Нет, все ссоры в семье происходят из-за каких-то мелочей: куплен не тот подарок, нет возможности договориться, кто к кому придет в гости, и т. п.

Истинная причина конфликта, разумеется, заключается в испытываемом выросшим ребенком недостатке близости. Склонность затевать ссоры обычно указывает на то, что человек пытается чего-то добиться от другого; раздражительный человек скорее всего все еще испытывает недостаток любви, но не может открыто признать эту проблему. Призыв «Не бросай меня!» отчетливо звучит во всех этих ссорах, ведь затевающий их «ребенок» не способен отпустить своих родителей или сам уйти от них. В приступах гнева ясно звучит все та же весть о потребности в любви.

Нужно преодолеть расщепление внутри себя, отчужденность от самого себя. Вероятно, понадобится залечить некую детскую травму, принять реальности прошлого и оплакать их в настоящем, получить утешение от группы поддержки, отказаться от неисполнимых желаний, например, от мечты о том, что мать:

— вступит в близкие отношения с вами,

— признает вашу богоданную уникальность и отличие от нее самой,

— примет ваше «реальное я»,

— научится воспринимать вас как взрослого,

— признает свои изъяны и будет работать над ними.

Одна из наиболее важных и сложных задач в процессе роста — смириться с реальным характером матери. Если мать не заинтересована в более глубоких и устойчивых отношениях и предпочитает вести себя отчужденно, вам придется с пониманием отнестись к ее ограниченным возможностям и смириться с этой реальностью.

    Многие люди страстно желают, чтобы их духовный рост повлиял также на мать и превратил ее в такого человека, ка ким она никогда не была. Если это не удается, приходится оплакивать тот идеал, каким мать не была и не будет. И нам остается лишь отказаться от него, наполнившись любовью и установив контакт в отношениях с человеком, взявшим на себя роль матери. Мы будем скорбеть об этой утрате только тогда, когда отчасти возместим ее.

    По мере общения с человеком, взявшим на себя роль матери, мы получаем возможность восстановить отношения и с биологической матерью. Если она жива и доступна для общения, нам, конечно же, захочется исправить отношения с ней на столько, насколько она это позволит. Для этого нужны:

     Прощение. Скорее всего детство вашей матери также было осложнено проблемами и травматическим опытом. Но даже если это не так, вы все равно можете простить ее. Прощение подразумевает, что невиновный говорит: «Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Матфея 6:12). Мы должны освободить мать, избавить ее от обязанности расплачиваться за потерянные нами годы, за усилия, потраченные на эмоциональное исцеление, за деньги, пошедшие на лечение. Мы принимаем ответственность на себя, потому что отныне проблема отношений — это наша проблема, а не мамина.

     Приглашение. Мать точно так же нуждается в общении, как и мы. Это правда, хотя мать — «призрак» как раз к нормальным отношениям и неспособна. Вы не можете взять на себя роль родителя по отношению к ней или принять на себя ответственность за ее реакцию. Но вы способны пойти навстречу: открыться ей, подставиться, признать, что и во взрослой жизни вы нуждаетесь в более близких отношениях с ней. Быть может, вам придется сделать первый шаг и в обсуждении каких-то проблем прошлого или нынешних конфликтов. В таком случае вы сумеете передать матери ту любовь, которую получили в процессе излечения.

     Установление границ. Мать — «призрак» может критически воспринять выражение чувств или уклониться от предложенных ей отношений. Возможно, она пренебрегает обязанностями бабушки, отказывается заниматься вашими детьми. Вы должны решить для себя, что вы больше не будете жертвой ее деструктивных тенденций.

    Вы не можете изменить свою мать, если она сама этого не захочет, но вы можете помешать ей ранить вас. В каких-то случаях приходится предупредить, что, если она не перестанет задевать вас, вы прекратите всякое общение с ней. Объясните, что именно обижает вас или членов вашей семьи и чего вы ждете от нее, а затем дайте матери шанс исправиться. Установить границы в случае с матерью — «призраком» очень нелегко, однако это может освободить ее от эгоцентрической самопоглощенности, и она осознает разрушительные по следствия своего поведения.

     Примирение. Если мать не будет против, предложите ей примирение. Примирение — это новый период после отчуждения, который включает в себя несколько действий:

    — признать проблемы, связанные с нарушением отношений и сопутствующими травмами;

    —принести и принять извинения;

    — простить и получить прощение;

    —покаяться и призвать к покаянию.