Афоризм дня. Чайки

От Иры Чирашни.

Чайки

DSC_0116

Чайки?! Определённо это были чайки. Они кружили, то взмывая ввысь, то опускаясь, кричали и оживлённо выхватывали друг у друга куски булки. Их было много, целая стая. Я замерла в полном изумлении. Картина привычная, но место происходящего было абсурдно. Я вышла из машины на огромной пустынной стоянке в самом центре Сан-Хосе. Магазины шоппинг центра открывались через несколько минут, и я сидела и слушала аудио книгу, допивая утренний кофе из термоса. Откуда ЗДЕСЬ чайки?

Моментально в центре сюрреалистичной картины я увидела женщину в теплой куртке и в вязаной розовой шапочке. Она держала в руках мешок с огромной булкой, крошила хлеб и разговаривала с чайками. Кроме неё на стоянке не было ни души. Неподалёку стояла по всей видимости её машина, из которой рвались наружу через приоткрытое окно две собачки. Я немедленно пошла странной женщине навстречу, распугивая по пути недовольных птиц.

DSC_0139

— Доброе утро! Спасибо за так приятно начатый день, Вы меня заставили улыбнуться. Это в самом деле чайки?

— Привет! Да, это чайки, мои друзья. Смотри, как они голодны. Хочешь тоже их покормить?

— Да, пожалуй.

Я взяла в руки протянутый мне кусок булки. Птицы поохали, помахали крыльями и приняли меня за свою. Они дружно слетелись обратно к кормушке и продолжили бои за лучшие куски хлеба. Самые опасливые из них посидели минуты три на столбах вокруг и тоже вернулись назад, тесно расположившись на асфальте, немедленно образовав белое колышущееся озерцо.

— Простите, но откуда здесь, в центре города, чайки?

— Они меня здесь ждут каждое утро, голод не тётка. Ведь рыбы пока почти нет у берега, вот они и прилетают сюда, зная, что я не подведу. Меня зовут Джанетт. – представилась моя неожиданная собеседница.

— А в салоне мои собаки, Литл и Свитти,  – женщина поймала мой удивлённый взгляд машину. —  Я их не подпускаю, они обожают птиц погонять. Это моя семья, больше у меня никого нет.

Одинокие люди не заставляют себя долго ждать с рассказами, они с удовольствием делятся своими историями. Джанетт незамедлительно с мягкой улыбкой начала своё повествование. Её рассказ меня потряс. Как непредсказуема жизнь, ты никогда не знаешь, что тебя ждёт за поворотом, какие испытания могут быть посланы судьбой. Кого-то проблемы сломают и озлобят, а кто-то даже под тяжестью самых сложных ударов останется прежде всего человеком.

Я иногда думаю о том, что счастье даётся нам маленькими яркими вспышками, иначе оно не ощущалось бы в непрерывном фейерверке удовольствия. Беды же имеют обыкновение сбиваться в стаи, кружить над головой, плодиться и разрастаться, пока усилием воли ты их не одолеешь. Так и в истории Джанетт, всё началось с обычного увольнения, что само по себе в период спада экономики не такое уж редкое явление, но она и думать не могла, что через каких-нибудь три месяца останется совсем одна на всем белом свете и будет коротать холодные зимние ночи в машине, согревая на груди под курткой единственных верных друзей – своих собак.

Джанетт работала кассиром в магазине. Заработок небольшой, но при наличии маленького дома ей хватало держать на плову себя и свою маму. Домик был единственной гордостью мамы, он был честно заработан потом за долгие годы тяжелой работы, сверхурочных и ночных смен на заводе. В центре городка Кэмпбелл он был единственной надеждой на достойную старость. У Джанетт была сводная сестра, Сара,  но она жила далеко, маму почти не навещала и с сестрой не больно хотела знаться.  Джанетт звонила ей по праздниками и постоянно приглашала на пироги.

Всё бы ничего, но мама захворала. Бурно развивающаяся болезнь Альцгеймера изменила их привычный уклад жизни. В обед надо было подскочить домой и проверить, что мама не забыла поесть и принять лекарства, личная жизнь стала невозможной, надо было искать подработки для средств маме на уход. Сестра была слишком занята детьми и своим домом и помочь не могла. Наконец, Джанет уволили за опоздания с обеденных перерывов и постоянные звонки домой во время рабочего дня. Маме становилось все хуже.

Но просветления в её памяти давали надежду, и думать о худшем не хотелось. Джанетт периодически пыталась начать разговор об оформлении дома на себя, но это была щекотливая тема, и она собиралась с духом начать её в другой день, потом через неделю, через месяц. А через два месяца одном ноябрьским утром мамы не стало. Она проснулась и попросила сэндвичи на завтрак. Съела все до одного с аппетитом и упала со стула. Больше она не встала.

Джанет позвонила сестре, но никто не ответил. Она сбегала за подругой и вместе они подняли маму на кровать. Пока ехала неотложка, мама умерла. Собаки долго плакали вместе с Джанетт по ночам, пытаясь представить себе новую одинокую жизнь. Но надо было искать работу, ходить на интервью. Джанетт взяла себя в руки и начала рассылать резюме.

В один из дней она возвращалась с биржи по трудоустройству. Она подошла к  дому, но на дверях висела табличка «Продано! Вход воспрещен» На улице валялись кое-какие вещи, дом был пуст. Оказалось, сестра не была сильно занята, когда надо было подшустрить с оформлением дома. Она поймала момент и уговорила маму переписать имущество на себя, а когда мама умерла, продала «свой» дом в центре города. Позвонив в полицию, она добилась насильственного выселения сестры, сославшись на незаконное проживание родственницы на территории ее собственности. Собак в отсутствие Джанетт сдали в приют.

Сначала Джанетт объехала все собачьи приюты и смогла найти своих любимых Литтл и Свитти. Втроём они начали жить в машине. Юристы стоили дорого, бороться за наследство было невозможно. Работы не было. С каждым днем она все больше походила на бездомную, отпугивая потенциальных работодателей.  Она встала на учёт и получила продуктовые карточки.

— Так Вы на свои карточки кормите себя, своих собак  и в добавок птиц?  – я была потрясена рассказом.

— Я еще отдаю туну из своего пайка котятам в соседнем парке. У них же нет продуктовых карточек! – усмехнулась Джанетт. – Их никто даже на учет не поставит! Я покупаю за доллар хлеб. Половину съедаю сама, а половину отдаю чайкам, пока у них голодуха. Потом они сами прокормятся, без меня, а пока с семи утра они меня здесь ждут каждый день!

На другой день по дороге в садик я завернула к знакомой стоянке. Джанетт была как штык на своем месте – кормила чаек. Я рассказала детям историю женщины, которая оказалась без крыши над головой, но продолжала делиться крохами еды с животными. К тому же часть карточек на продукты она отдавала случайной знакомой, которая ждала свои карточки и была голодна. Дети нашли дома лишнее тёплое одеяло, я «нашла» немного денег, и мы встретились с Джанетт. Пока дети кормили чаек, я беседовала с несчастной женщиной. Что будет с ней дальше? На что она надеется?

— Мир не без добрых людей. – успокаивала меня Джанетт. – Меня моя подруга пускает искупаться, пока её дочь в колледже. По ночам все еще очень холодно, но скоро будет тепло. Я верю, что найду работу и не сомневаюсь, что сестра всё поймет и ответит на мои звонки. Ведь так не может быть, ведь это несправедливо! Бог видит всё! К лету, я надеюсь, сестра отдаст часть денег от дома и я смогу купить себе комнату. Все будет хорошо, а пока надо помогать другим, тем, кому еще хуже. Справедливость должна победить!

Я ехала домой и прокручивала в голове эту жуткую историю. Я вспоминала спокойную улыбку Джанетт и ее уверенность в  том, что все будет хорошо: «А пока надо помогать другим, тем, кому ещё хуже» …

***

Справедливость, к сожалению, побеждает на сто процентов только в голливудских фильмах, но нельзя терять надежду. Хочется, чтобы для Джанет ее наивное и чистое сердце притянуло удачу. Добро обязано бумерангом возвращаться к людям.

Я с удовольствием выражаю поддержку марафону «Бумеранг доброты», который с сегодняшнего дня объявляют открытым Татьяна и Александр Иванко. Я всегда учу детей, что самое главное у человека – это его доброе сердце. Если бы все родители помнили об этом, читая своим детям на ночь книги, на свете было бы меньше предательства и зла. Будем добрее.