Афоризм дня

Осень. Дожди и холодно. Дальше будет только Зима. В такие дни, встретившись на лестничной клетке у мусоропровода с кучей окурков и пепла на полу (хотя я заботливо поставила баночку из-под консервированной фасольки) и изучив новую порцию надписей в почти что свежепокрашенном  лифте, хочется не позитивно и опять о ней, о родине. Но я лучше процитирую не себя, потому как замечательно, что люди умеют даже об  этом так прекрасно писать:

Пишет Алеся Петровна (eprst2000)

Дом, в котором я живу

В нашем доме есть сосед с дрелью, как и у всех. Бывают такие соседи, которые не просто сверлят, а занимаются дрелеписью. Узоры они там, что ли, делают вологодские — непонятно. А наш сосед не такой. Он прикасается дрелью по чуть-чуть. Пять-шесть подходов в минуту. Бесит жутко, как вода капает из крана. Раз, двааа, три, четыыыыре… Иногда сбивается с ритма. Его ненавидит весь дом, стучат по батареям, хочется придушить засранца. Муж говорит, может, человек попал в беду? Его приковали к батарее бандиты и единственное до чего он может дотянуться – это дрель. Он моряк, радист. Знает азбуку Морзе. И подает нам всем сигналы sos, зовет на помощь. Один короткий и два длинных. А мы ему в ответ стучим по батареям: «Сдо-х-ни, пад-ла!»А еще у нас в подъезде постоянно разрисовывают лифт изнутри маркерами, оставляют рисунки, плюют в зеркало. В каждом лифте сейчас, думаю, висят небольшие зеркала с рекламой Зеркальной фабрики. И мне прямо интересно, чем должен руководствоваться человек, который плюет в зеркало?

В ответ на это каждый месяц в лифт приходят другие люди из коммунального хозяйства и закрашивают все мерзко-мрачно-вонючей серой краской.

Едешь, как в гробу в ад. Краска смердит, через нее проступают жуткие рисунки. И прямо чувствуешь, как в этом лифте столкнулись две силы: сила тьмы и сила тьмы. И кто-нибудь когда-нибудь победит, как бывает в любой войне: или тьма, или тьма.

И тогда наступит мир.

Афоризм дня

Ну как же  все-таки  люблю такие чудо-совпадения, дежавю и дни сурка. Вот возникла тема о кулинарной и прочей ностальгии в комментариях к записям про парижскую жизнь, так вдруг читаю:

Пишет Алеся Петровна (eprst2000)
20120413 10:18:00

Сначала жарили на сковородке лепешки из пирожкового теста. Сверху мазали их обыной томатной пастой. На пасту клали жареный фарш. На фарш — соленые огурцы, порезанные кружочками. Потом все промазывали майонезом. На майонез крошили репчатый лук, на лук клали толстые кружочки вареных яйц. Потом помидоры. Сверху опять майонез, а потом уже колбасный сыр. Это считалось пиццей в городе Барнауле в 90-х годах. Продавалась в одном месте, в кафе на перекрестке Ленинского проспекта и улицы Молодежной. Там всегда пахло чадом от масла и жареных лепешек, стоял смрад. Пицца выглядела, как горка, потому что продукты сидели на ней с возвышенностью. Помидоры и майонез протекали и дно становилось мягким и промокшим. Ее нельзя было взять в руки, потому что горка сползала. И нельзя порезать на доли, все разваливалось.

Кто же знал тогда, что тесто для пиццы должно быть специальным, что все макароны на самом деле называются пастой и что их надо варить не до конца. Это уже потом начали подбрасывать лапшу и проверять готовность по прилипанию к потолку. Мама так делала, а я вставала на стул и снимала, потому что уже в двенадцать лет была выше ее. Постепенно в Барнаул приходили видеосалоны, где можно было увидеть кино с артистами, которые ели тонкую-тонкую пиццу, от нее тянулся сыр и никаких яйц кружочками не было. А вообще главными по пицце были черепашки-ниндзя из мультфильма, которые ели пиццу из коробок. Она лежала плоская и они вытягивали из коробки по дольке. Сверху мультипликаторы дорисовывали какие-то кружочки и было не разобрать, что там именно кладут.

Хоть сколько пройдет времени, а эта барнаульская лепешка с разными промокшими продуктами будет самой вкусной и настоящей пиццей. Очень сложно повторить этот волшебный рецепт. Потому что начинаешь стараться, яйца резать потоньше и раскладывать так, чтобы не было горкой.

Умирают не только наши бабушки, но и та самая курица с картошкой, те самые блины. И тюря умирает. Моя родственница сидела в сталинских лагерях. Она делала тюрю: вода, сухой хлеб, подсолненечное масло и соль. Этим позволялось угостить меня. Для себя она закапывала мясо во дворе. Чтобы оно становилось с душком. И резала потом сырым в тюрю.

Мама мне в детстве делала манты из картошки и куриного окорочка. Мы очень небогато жили, мясо не могли себе позволить часто. А окорочка тогда входили в моду. Они были жирными, все ели окорочка. Правда, потом по Барнаулу поползли слухи, что их сюда привозят из Америки, где они лежат по двадцать лет в холодильнике. И вообще окорочка выращивают на специальных курицах-уродах, которые состоят только из одних ног. Один американский окорочок был размером с русскую курицу. Но это было дешево и необычно, поэтому все ели. Мамина лучшая подруга тетя Наташа всегда привозила нам гостинцев из Москвы. Печенье, которое никогда не засыхало. Масло с иностранными надписями, которое никогда не замерзало. Мы его ели почуть-чуть, чтобы рястянуть. По Барнаулу шли слухи, что такое масло делают из нефти. Все его очень любили и проклинали то желтое вонючее, что лежало на базаре. А сейчас это принято называть «фермерские продукты» и люди его заказывают на спец. сайтах.

Манты состояли на 70% из рубленой картошки, 15% репчатого лука, 7% окорочкового мяса и 7% куриной кожи. Чтобы манты получались большими и я наедалась, кожу мы не выбрасывали никогда. Мант был плоским и открытым. Мант-мутант. В него клался кусочек сливочного масла, который потом скапливался на дне вместе с соком курицы-урода. И это были саааамые вкусные манты. Мы их с мамой называем нищими. К сожалению, рецепт теперь тоже утерян. Когда я прошу ее приготовить нищих мантов, то потом обнаруживаю, что картошки мало, вместо куриных ног там теперь грудь, мяса получается много, а кожи почти совсем нет. Какие-то рецепты повторить невозможно. Наверное, продукты стали не те. Или экология изменилась. Или мы. Хотя жалеть тут совершенно не о чем. Но все равно жалко.