АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Осень — трепетная свирель
В узких дырочках сквозняков.

(Николай Колычев)

Осенью было «бабье лето», зимой мы стали свидетелями «бабьей осени», но очень хочется надеяться, что весной не наступит «бабья зима»…

У осени минуты нет свободной: то листья красит, то сочуствует дождю…

Ноябрь:
Осень в тапочках белых прошлась по земле — показала обновку подруге
Зиме: наследила!

(Владимир Борисов)

Самое главное в подготовке к зиме – это не забывать о весне.

(Борис Кригер)

Чем ближе зима, тем больше мы похожи на свое фото на паспорте.

(Пшекруй)

Жизнь полна переживаний. Самое наше любимое — переживание зимы.

Каждую осень ждал как болдинскую, но обычно приходили только дожди.

(NoName)

Для души: 

Кто-то посыпал дорогу небесной мукой,
Нежно закрыл пеленой охладевшие ветки.
Ветер колючий и кажется даже что злой.
Солнце, блестящее в небе за облачком редким,
Кто-то навесил на город эскизы зимы,
Чуть приукрасил осенние серые будни.
И улыбаемся этому светлому мы.
Непонимающе смотрят замерзшие люди.
Кто — то зажег в небе звезды над белой луной.
Снег на ресницах, на лестницах, на кайме.
Я растворяюсь, сливаясь с своей мечтой.
Я отдаю свое сердце холодной зиме.

(Татьяна Карпенко)

К Покрову
Позову – молитвою без слов,
ты откликнешься – горячей речью…
Снежной скатертью падет Покров
на просторный стол короткой встречи.
Глянец окон… Взглянем, даль деля,
облако чуть сдвинет – вечный ветер…
Вздрогнем – как бела уже земля,
розовых берез развиты ветви…
Ангел чуть качнется на часах,
словно воин, вставший за околицей,
и пройдет в раскрытых небесах
по горящей кромке – Богородица.
Ты возьмешь Минеи, иль Триодь,
и тропарь откроешь: глас четвертый…
Кратким гимном отзовется свод,
и скользнет к ладоням Плат простертый…
(Людмила Колодяжная)
                          ***

О мой народ, потомок Авраама,
Не отрекаюсь от твоих идей,
Но по дороге трудной к храму
Иду как православный иудей.
И не лукавя перед Богом,
Молюсь за тех, кто рядом и вдали.
Мне кажется, Иисус перед порогом
Предугадал движенье аллеи:
Сберутся те, кто веровал в скитаньях,
Сберутся не нарушить, но понять,
Что обрели в песках обетованной,
С себя креста попробовав не снять.
И верю в вечность Саваофа
И в Соломоновы слова:
Ни серебро, ни жемчуга, ни злато —
А Божья воля во главе угла.
Под этой Волей мальчик светлоокий
В ладони набирал песок,
И взгляд из-под небес высокий
Взирал на одинокий колосок.
На это семя своего творенья
Глядел, и плакал, и скорбел:
Сжималось сердце в горестном сомненье:
Из чаши выпить? Мальчика удел?
И в Книге Книг, лежащей пред глазами,
Где десять заповедей знаю наизусть,
Склоняю голову пред вечными словами
И до сих пор за мальчика боюсь.
И в радостный день ясного Суккота
Пылают свечи в шалашах,
И все же слышу: плачет кто-то,
Зовет меня и видится в кустах.
Да, в шалашах живут евреи,
Из года в год, из века в век
Снимают грязные ливреи
И проступает — Человек.
О Авраам, ты — «хесед» — «благородство»,
Ицхак — «гвура», что значит «удержать»,
И грустный лик — какое сходство …
Успею ли колосья знанья сжать?!

(Лариса Клиэ)

Праздник Суккот

Божественный праздник весёлый Суккот,
Украшенный зеленью добрых мицвот*.
Прогонит невзгоды на целых семь дней,
В сукке твоей радость и счастье в моей.
Хоть крыша с прорехой в еврейской сукке,
Сжимаю я веточки в правой руке.
То веточки — фиговой пальмы побег,
Пахучего мирта и ивы от рек.
А в левую руку лимон положу.
Дары те природы, в пучок завяжу.
Они ведь творенье и рук наших плод,
Пучок этот жив,как еврейский народ.
*мицвот — добрые дела,заповеди.
(Михаил Рубинштейн)

архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

СЛОВО В ДЕНЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Много раз являлась Пресвятая Богородица отдельным великим святым, обычно в сопровождении одного или двух апостолов Христовых, а преподобному Серафиму Саровокому являлась и одна. Но никогда и никому не являлась Она в такой славе, как в Константинопольском Влахернском храме, в этот великий праздник, именуемый Ее Покровом. В храме было множество народа, и в его числе стояли блаженный Андрей, Христа ради юродивый с учеником своим Епифанием.  Совершалось всенощное бдение. Народ горячо молился об избавлении от нашествия варваров, которые уже подошли к самому Константинополю.  Около четырех часов утра блаженный Андрей внезапно увидел под сводами храма стоящую на облаках Пресвятую Богородицу, окруженную сонмом Ангелов, апостолов, пророков, святителей и множеством великих святых.     Блаженный Андрей спросил Епифания: «Видишь ли ты Госпожу и Царицу Мира?», – «Вижу, отец мой духовный, и ужасаюсь», – ответил Епифаний.    На глазах их обоих Пресвятая Богородица сошла вниз, вошла в алтарь и долго молилась Богу, стоя на коленях пред престолом. Потом встала, вышла на амвон и, сняв с себя сиявшее небесным светом и блиставшее молниями большое покрывало, распростерла его над всем молящимся народом.    На этом внезапно окончилось чудесное видение Андрея и Епифания.

Утром всем стало известно, что на рассвете варвары сняли осаду Константинополя и ушли.

Думаю, что всем вам понятно, как велика разница между этим преславным и чудным явлением Покрова Пресвятой Богородицы и Ее многочисленными явлениями отдельным великим святым с одним-двумя апостолами, или даже в одиночестве. Хочу углубить Ваше внимание и остановить его на тех весьма важных чертах, которыми отличается Ее чудесное явление во Влахернском храме в великий день Ее Покрова.  Велика, конечно, разница между тем, во что веруем только понаслышке или по письменным сообщениям и тем, что видят глаза человеческие.  Правда, и во Влахернеком храме чудесное видение Покрова Пресвятой Богородицы видели не все молящиеся, а только Андрей, Христа ради юродивый и ученик его Епифаний, но свидетельство блаженного Христа ради юродивого, исполнившего в великой мере первую заповедь блаженства о нищете духовной, вполне убедительно для нас, ибо такой великий святой, конечно, не мог солгать или выдумать небылицу, и его глазам мы можем верить, как своим собственным. Никто да не усомнится в том, что видели человеческими глазами блаженный Андрей и ученик его Епифаний.  Никогда больше не являлась Пресвятая Богородица в такой великой славе, со множеством Ангелов, апостолов, пророков и святых. Такая огромная и преславная свита, какую видели Андрей и Епифаний, могла сопровождать только воистину Святейшую Всех Святых, и огромно для нас значение этого Божьего свидетельства о Ней.  Сердцами своими мы верим, что Пресвятая Богородица всегда молится о роде христианском и предстательствует о нем пред Своим Божественным Сыном, но своими человеческими глазами убедились в этом блаженный Андрей и Епифаний, когда сошла она из-под сводов храма в алтарь и долго молилась, стоя на коленях.

Вспомним, что Апостол Павел называет диавола князем, господствующим в воздухе, и тогда с великой благодарностью Ей и Божественному Сыну Ее, поймем значение блиставшего Божественным светом Ее Покрова, распростертого над головами молящихся, которым Она защищала их от низко носившегося в воздухе князя тьмы и темных ангелов его, которых поражала Она молниями своих молитв, сверкавших из Ее Покрова.

Видите ли, люди Божии, как велико и свято для нас значение праздника Покрова Пресвятой Богородицы, как укрепляет видение блаженных Андрея и Епифания нашу веру в Нее как Заступницу Усердную мира нашего.

Будем же любить Ее всем сердцем, как любят маленькие дети свою мать, и воздадим великую славу и честь Ее Божественному Сыну по плоти человеческой, Господу и Богу нашему Иисусу Христу, с Его Предвечным и Безначальным Отцом и Пресвятым Духом.

Аминь.

1958 г.

Автор — Раввин Довид Карпов
Праздник Суккот
Как известно, во время праздника Суккот все семь дней (восемь в диаспоре) мы обязаны «проживать в шалашах» (суккот). Если токовать отвлеченно, то в это время нам дается возможность уяснить для самих себя то, что раньше было выше нашего понимания. Именно так следует понимать выражение «проживать в шалашах» — чтобы мысли уложились у нас в голове и стали частью нашего сознания, подобно тому, как мы сами в это время находимся внутри шалаша. (Из хасидской мудрости)

Как легко можно прослыть идиотом Еврейская Традиция и соблюдение заповедей порой требуют от еврея полной самоотдачи, и при этом далеко не всегда он может рассчитывать на похвалу за свое благочестие. И заповедь, предписывающая «проводить время в праздничном шалаше — «сукко» в течение семи дней праздника Суккот, — хороший тому пример. К сожалению, в средней полосе России праздник Суккот — самое веселое время года, как его характеризует Тора, — нередко бывает омрачен дождями и непогодой. При этом еврейский Закон учитывает такую возможность и дает весьма недвусмысленное указание на этот случай: «Если пошел сильный дождь, следует покинуть шалаш — «сукко» и перебраться в дом. А тот, кто, несмотря на дождь, остается сидеть в шалаше, тем самым показывает, что он полный невежа — «эдйот», и его поступок вовсе не заслуживает одобрения и похвалы». Слово «эдйот», которое стоит в оригинальном тексте, весьма близкое по смыслу нашему «идиот», которое, собственно, от него и происходит. Так вот, на подобные упреки рабби Фишель из Старикова с улыбкой возражал: «Лучше уж я буду полным идиотом, но при этом на время праздника останусь в сукко, чем буду умным — и в доме».

Временное пристанище

Сказано в Торе («Ваикра», 23: 42): «В шалашах (суккот) проживайте все семь дней». И в этом предписании, помимо практического указания, можно увидеть глубокий философский смысл. Наш праздничный шалаш — «сукко», такой гостеприимный и уютный на время праздника, называется — а на самом деле и является — лишь временным жилищем. И именно так — как ко временному пристанищу — должен относиться человек к своему пребыванию в этом мире. Душа спускается в наш мир на короткий срок, как сказано в псалмах («Псалмы», 90: 10): «Дней жизни нашей — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет». И за это время ей предстоит успеть сделать много добрых дел, чтобы превратить всю жизнь в радостный праздник — праздник служения Творцу. (Из хасидских источников).