АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Ваше мнение настолько ценно, что не мешало бы его спрятать.

Какая разница, что я о вас думаю, если вы ничего собой не представляете.

Ваше право на собственное  мнение еще не обязывает меня слушать бред.

(Михаил Мамчич) 

Покажи мне, что ты вырастил и я скажу кто ты.

(Алексей Глызин)

Всегда ненавидят безумные мудрых, неучи ученых, скверные нескверных, а испорченные хороших.

(Иоанн Дамаскин)

 Кстати, многое из того, что происходит, Вам не обязательно оценивать, как Вы это постоянно делаете. Оценки Ваши ничего не меняют в мире: он существует независимо от них.

(Евгений Клюев)

Мнение,которое вы имее,имеет вас.

(Юрий Ястребцов)

Чем сильнее Вы навязываете свое мнение, тем меньше оно интересует того, кому Вы пытаетесь его навязать.

(Ольга Муравьева)

Для души: 

Приходили ко мне советчики
И советовали, как мне быть.
Но не звал я к себе советчиков
И не спрашивал, как мне быть.
Тот советовал мне уехать,
Тот советовал мне остаться,
Тот советовал влюбиться,
Тот советовал мне расстаться.
А глаза у них были круглые,
Совершенно как у лещей,
И шатались они по комнатам,
Перетрогали сто вещей:
Лезли в стол, открывали ящики,
В кухне лопали со сковород.
Ах уж эти мне душеприказчики,
Что за странный они народ!
Лупоглазые, словно лещики,
Собирались они гурьбой,
И советовали мне советчики,
И советовались между собой.
Ах вы, лещики мои рыбочки,
Вы, пескарики-голавли!
Ах спасибо вам, ах спасибочки,
Вы мне здорово помогли!

(Давид Самойлов)

Всезнайства ослепляющие блики.
Безумен, кто идёт по острию
И льстит себе, цитируя великих,
Их правду выдавая за свою.

Всезнайство говорит о мелководье,
О скудости несудоходных рек.
Слывущий мудрецом в простонародье,
Что знаешь ты, о гордый человек?

Бог судит не по знанью — по смиренью.
Что наше знанье? — тягостный обман…
Господь взыскует нашего горенья,
А не потуг холодного ума.

Не потому ль так тянется прохожий
На огонёк, светящийся в ночи.
…Огарок, но горящий, мне дороже
Большой непламенеющей свечи.

(Иеромонах Роман. Сборник стихов «Отверзите невидящие очи»)

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Потребность творчества сравнима лишь с потребностью любви.

Процесс творчества доставляет радость творцу, плоды творчества — радость другим.

(Илья Шевелев)

Процесс творчества характерен тем, что творец самой своей работой и ее результатами производит огромное влияние на тех, кто находится рядом с ним.

(Василий Александрович Сухомлинский)

Сотвори — сконструируй и вдохни жизнь. Если сумеешь.

(Елена Ермолова)

Для души:

                          ***

Стежок к стежку, игла рисует
Сложнейший колорит шитья.
И вышивальщица рискует
Уйти за грани бытия…
Но нити крепко держат сердце,
Гармонии рождая лад,
И как сиреневое скерцо
Те нити радостно звучат.

                         ***

Клубочком размотала жизнь,
Связав ее наполовину.
Все пестрорядье встреч и лиц
Сплелося в теплую картину.

Как ровно, гладко полотно.
Начавшись у родного дома,
Вязалась быстро и легко
Нить детства — рыжая солома.

Вот голубым пятном легло
Рожденье маленького брата.
А вот и мамино тепло —
Мохера длинная заплата.

Вот золотом блестит река —
Рыбалка с папой у затона,
А вот и школа — скукота
Коричневеет на зеленом.

Меланж студенчества идет.
Всего так много понемногу.
То рдяно-красным полыхнет
И брызнет золотом в подмогу,

То бирюза февральских стуж
Зацепит вдруг холодным взглядом.
Вот серебром и сталью муж
Петля в петлю ложится рядом.

Крещенье — белое стекло,
И сочно-алым — роды сына,
Едва отцветшее тепло —
И сполохи второго стынут…

Держу с тревогой два клубка,
Две новых жизни, две картины.
Пусть будет ниточка крепка,
Набравши ряд из пуповины…

ОСЕНЬ

Золотой иглою
Осень вышивала
На холсте из листьев
Травам покрывало.

Я залюбовалась
Я смотрела долго
Как в листве мелькает
Ловкая иголка.

Дай мне вдохновенье,
Дай мне, осень, силы
На холсте обычном
Вышивать картины.

Авторов определить не удалось…

Творчество – от Бога или от беса? Крайний ригоризм, устами иных православных, безапелляционно утверждает (и не только в наше время – в прошлые века этот вопрос также возникал то и дело в церковной среде): художественное творчество – просто фиговый листок, которым падший человек пытается прикрыть свою греховную наготу.

Творчество де есть прелесть, питающая гордыню творящего, оно пронизано греховными страстями и открыто демонскому влиянию, в лучшем случае оно душевно, ветхо, но никак не духовно. Оно есть любовь к миру и вражда на Бога, пустая трата времени, отвлекающая от спасения, поста и молитвы… Выискивая в книгах что-то на эту тему, у разных людей встречал разные высказывания.

Честертон в полемическом запале однажды сказал: «В средние века искусство славило Бога, во времена Ренессанса – славило человека. В ХХ веке искусства нет – и слава Богу!» Наш современник, прозаик Алексей Иванов, в замечательном романе «Географ глобус пропил», говорит устами своего героя: «Мне кажется, писать – это грех. Писательство – греховное занятие. Доверишь листу – не донесешь Христу». А в своих эссе на духовные темы известный церковный автор архимандрит Рафаил Карелин прямо-таки яростно бичует искусство и литературу, не оставляя им ни малейшего шанса на существование в Царстве Божием …

Ох, поверил бы я им, кабы не одно: все эти яркие доводы сами-то вкраплены как раз в русло той самой изящной словесности, которую обличают, сами написаны с применением тех красот стиля (и написаны образно, вдохновенно,с установкой на успех у читателя), которые именуют «прелестью». Признать бы, что да, искусство – сплошь смакование греховных страстей, если бы не поэзия Псалтыри и Песни Песней, мениппеи Данте и детективы Достоевского, невечерние лики Рублева и Джотто, антропологические откровения Рембрандта, Крамского и Репина, Шекспира и Вампилова, если бы не «Четыре квартета» Элиота и «Когда для смертного умолкнет шумный день» Пушкина, если бы не явление Баха, Моцарта и Мусоргского, если бы не те же Честертон и Льюис с апологией христианской радости и рыцарственности …

«Демоническое творчество» – возможно ли такое вообще? Отцы Церкви говорят нам, что сатана – не творец. Он может только украсть у истинного Творца-Бога нечто хорошее – и извратить, превратить в карикатуру, но все же добрая основа проглянет сквозь исковерканные черты, как красота – сквозь царапины и синяки на лице изнасилованной женщины. Извращенная похоть – паразитирует на любви, пьянство и чревоугодие – на благодарении Богу за дарованные нам,питающие нас плоды земли, сквозь гордыню различимо искаженное, но неотменимое чувство личности, радость оттого, что я – это я, единственный и неповторимый, таким меня Бог замыслил и таким любит, Он знает, кого Ему позвать в ночи по имени…

Один из признаков образа Божия в нас – именно эта способность к творчеству. Это тот евангельский талант, который нельзя закапывать в землю, но следует пустить в дело и приумножить (еще раз подчеркну: речь не о прикладном аспекте творчества, не о том, что оно хорошо де постольку, поскольку его можно использовать христианским миссионерам и апологетам, – нет, речь именно о самой природе творчества). Откуда у церковных людей недоверие к этому таланту, боязнь его, часто выдающая себя за особое благочестие, откуда эти влияния давно, казалось бы, осужденного Церковью манихейства, а равно и платонизма с его делением мира на грязный плотский – и идеальный духовный, в котором царит далекий от нас, равнодушный к нам и принципиально непознаваемый Дух, как и почему в церковной жизни ясное библейское откровение и факты воплощения и воскресения в новой плоти поправшего смертию смерть Христа превратились в представление о том, что Царство Небесное – это бесплотный беспроблемный загробный мир где-то за облаками, в котором мы наконец отдохнем, а земля и гниющая в могиле плоть достойны только гибели, – разговор об этом отдельный, большой и болезненный для многих…

Да, художественное творчество – зона риска. Кому много дано – с того много и спросится. Человек с абсолютным слухом слышит то, чего не слышит обычный человек, художник в земной грязи, которую мы обходим брезгливо, различает цвета райского спектра, поэт проникающим в глубины мира взором видит такие бездны ада, но и такие высоты Божьей и человеческой красоты, которые без его посредничества не увидеть читателю… Замечательный христианский мыслитель Жак Маритен в своей книге «Творческая интуиция в поэзии и искусстве», посвященной апологии творчества как дара и задания Бога человеку, пишет, говоря о сугубых опасностях, подстерегающих творящего:«Любому человеку, а особенно поэту, тяжело бороться против влияний своего мира. И все же поэт, хотя и по-иному, нежели святой, пребывает в этом мире, будучи не от мира сего. Если он хочет спасти свою поэзию, он должен сопротивляться миру… (…) Он не может не быть ущербленным. Но может не позволить себя сломить. Все тяготы времени могут вместиться в душе человека и быть побеждены творческой невинностью – в этом чудо поэзии…»

Всё в этом мире может стать ступенью к Небу, способом приблизиться к вечности. Художественное творчество – особенно… «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман»? – да, если из этой тьмы истин низких он ведет к Истине светоносной. Всё в этом мире взаимосвязано, и всякий созданный человеком образ, всякое сказанное слово Бог сохраняет – на момент истины, на момент суда ли, славы ли… Так что всякое человеческое произведение лучше бы рассматривать в контексте – есть ли в нем, пусть прикровенно, следы столь необходимой нам правды о мире и человеке…Кто-то, бывает такое, сделает шаг ко Христу, задумавшись над страшными, трагическими, будящими сердце и совесть образами «Цветов зла» или офортов Гойи, а кто-то сползет к пропасти фарисейства, составляя витийственную церковную проповедь по всем правилам гомилетики, но чуждую правды и живого чувства… Так что не следует предвзято и поспешно ставить на каком-либо произведении искусства печать расстрельного приговора – уж больно, как говорил один российский поэт и христианин, контекст велик.

(Священник Сергий Круглов)

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Официальные праздники принуждают к веселью.

(Валерий Афонченко)

Если вы хотите,чтобы и на вашей улице был праздник,поселитесь на той улице,где уже есть праздник.

(Ефим Шпигель)

Праздник заканчивается, не календарно, допустим 5 января, а когда в доме не остается больше чистой посуды

(NoName)

Праздность более утомляет,чем труд.

(Люк де Клапье Вовенарг)

Чем меньше народу, тем больше праздник

(Л.Д. Ландау)

Для души: 

* * *

Это праздник. Розы в ванной.
Шумно, дымно, негде сесть.
Громогласный, долгожданный,
Драгоценный. Ровно шесть.
Вечер. Лето. Гости в сборе.
Золотая молодежь
Пьет и курит в коридоре.
Смех, приветствия, галдеж.

Только-только из-за школьной
Парты, вроде бы вчера,
Окунулся я в застольный
Гам с утра и до утра.
Пела долгая пластинка.
Балагурил балагур.
Сетунь, Тушино, Стромынка –
Хорошо, но чересчур.

Здесь, благодаренье Богу,
Я полжизни оттрубил.
Женщина сидит немного
Справа. Я ее любил.
Дело прошлое. Прогнозам
Верил я в иные дни.
Птицам, бабочкам, стрекозам
Эта музыка сродни.

Если напрочь не опиться
Водкой, шумом, табаком,
Слушать музыку и птицу
Можно выйти на балкон.
Ночь моя! Вишневым светом
Телефонный автомат
Озарил сирень. Об этом
Липы старые шумят.

Табаком пропахли розы,
Их из Грузии везли.
Обещали в полдень грозы,
Грозы за полночь пришли.
Ливень бьет напропалую,
Дальше катится стремглав.
Вымостили мостовую
Зеркалами без оправ.

И светает. Воздух зябко
Тронул занавесь. Ушла
Эта женщина. Хозяйка
Убирает со стола.
Спит тихоня, спит проказник –
Спать! С утра очередной
Праздник. Всё на свете праздник –
Красный, черный, голубой.

(Сергей Гандлевский)

Праздники — это неотъемлемая часть нашей Духовной Культуры, да и всей жизни. Праздники не придуманы — они объективно необходимы как еда, сон, труд. Это не столько отдых, сколько другое состояние сознания, противопоставленное будням. Автор около 15 лет подготавливает и проводит природные праздники. На основе накопленного опыта он считает, что на сегодняшний день Духовная Культура проведения праздников сильно деформирована, поэтому нуждается в активном изучении и возрождении.

По народным представлениям, чередование будней и праздников считалось необходимой составляющей нормального течения жизни, а сбои могли привести к хаосу и гибели мира. Праздничных дней в России ХVIII—XIX вв. было много: сто сорок — стопятьдесят в году. Праздники отмечались обычно всей общиной, в них должны были участвовать все взрослые жители села, деревни, городского квартала или улицы. Игнорирование празднества людьми физически и психически здоровыми рассматривалось как грех, нарушение этических норм и Божьих установлений. Кроме общинных праздников в русском быту существовали праздники семейные: именины и семейные братчины, отмечавшие важные события в жизни близких родственников, происшедшие в прошлом и завещанные для почитания. Общинные праздники длились несколько дней: от одного до двенадцати, в зависимости от значимости праздника. Многие из них имели так называемые предпраздники и попразднества. Предпраздник был необходим для создания у людей определённого психологического настроя на праздник. Попразднество решало задачу выведения человека из праздничного состояния в будничную, повседневную жизнь. Семейные торжества проходили обычно в течение одного дня. Каждый из праздников имел свою отмеченную давней традицией программу. Своеобразие праздничного ритуала зависело от самого события, лежавшего в основе праздника, его происхождения и значимости для общества. Каждый праздник имел своих главных и второстепенных действующих лиц, свои атрибуты, песни, заговоры, словесные формулы, нередко и свои специфические блюда.

В истории человечества феномену праздника при надлежит особая роль, ведь празднество — это важная изначальная форма человеческой культуры. Главная черта древнего празднества — его духовный и социальный характер — выражена, в терминах славянских народов, обозначавших праздники: “собор”, “собо-рище”, “собрание”, “сбор”; “толпище”; “сходбище”; “событка”, “собутка”, “соботка”, “субботка”; “куп”, “вкупе”, “купно”(“Купала”). Попытки определить феномен праздника, понять его роль в обществе пред принимались уже в античную эпоху (Геродот, Пла тон , Аристотель).

Владимир Иванович Даль в “Толковом словаре живого Великорусского языка” толкует слово Праздник как день, посвященный отдыху, не деловой, не работный, день, празднуемый по уставу церкви или же по случаю и в память события гражданского, государственного, или по местному обычаю, по слу чаю, относящемуся до места, до лица. В.И. Даль чёт ко разделяет праздники церковные, гражданские и го сударственные, причём отмечает, что существуют ещё и праздники местные, а также личные.
Самое точное определение праздника я нашёл в книге “Славянская мифология”, в статье С.М.Толстой:

«Праздник — одно из главных понятий народного календаря, “сакральное” время, противопоставленное повседневному, “профанному” времени будней. Различаются великие, большие и малые праздники. Праз дник отличается от будней запретом на все или неко торые виды работ, который вступает накануне, после захода солнца… Само понимание праздника как опасного для людей разрыва границы между “тем” и “этим” миром составляет элемент языческой карти ны мира. Все праздники, как большие, так и малые, считаются опасными…»

(Резунков Андрей Геннадьевич, старейшина общины “Крина”, доктор философии, г. Санкт-Петербург)

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Осень — трепетная свирель
В узких дырочках сквозняков.

(Николай Колычев)

Осенью было «бабье лето», зимой мы стали свидетелями «бабьей осени», но очень хочется надеяться, что весной не наступит «бабья зима»…

У осени минуты нет свободной: то листья красит, то сочуствует дождю…

Ноябрь:
Осень в тапочках белых прошлась по земле — показала обновку подруге
Зиме: наследила!

(Владимир Борисов)

Самое главное в подготовке к зиме – это не забывать о весне.

(Борис Кригер)

Чем ближе зима, тем больше мы похожи на свое фото на паспорте.

(Пшекруй)

Жизнь полна переживаний. Самое наше любимое — переживание зимы.

Каждую осень ждал как болдинскую, но обычно приходили только дожди.

(NoName)

Для души: 

Кто-то посыпал дорогу небесной мукой,
Нежно закрыл пеленой охладевшие ветки.
Ветер колючий и кажется даже что злой.
Солнце, блестящее в небе за облачком редким,
Кто-то навесил на город эскизы зимы,
Чуть приукрасил осенние серые будни.
И улыбаемся этому светлому мы.
Непонимающе смотрят замерзшие люди.
Кто — то зажег в небе звезды над белой луной.
Снег на ресницах, на лестницах, на кайме.
Я растворяюсь, сливаясь с своей мечтой.
Я отдаю свое сердце холодной зиме.

(Татьяна Карпенко)

К Покрову
Позову – молитвою без слов,
ты откликнешься – горячей речью…
Снежной скатертью падет Покров
на просторный стол короткой встречи.
Глянец окон… Взглянем, даль деля,
облако чуть сдвинет – вечный ветер…
Вздрогнем – как бела уже земля,
розовых берез развиты ветви…
Ангел чуть качнется на часах,
словно воин, вставший за околицей,
и пройдет в раскрытых небесах
по горящей кромке – Богородица.
Ты возьмешь Минеи, иль Триодь,
и тропарь откроешь: глас четвертый…
Кратким гимном отзовется свод,
и скользнет к ладоням Плат простертый…
(Людмила Колодяжная)
                          ***

О мой народ, потомок Авраама,
Не отрекаюсь от твоих идей,
Но по дороге трудной к храму
Иду как православный иудей.
И не лукавя перед Богом,
Молюсь за тех, кто рядом и вдали.
Мне кажется, Иисус перед порогом
Предугадал движенье аллеи:
Сберутся те, кто веровал в скитаньях,
Сберутся не нарушить, но понять,
Что обрели в песках обетованной,
С себя креста попробовав не снять.
И верю в вечность Саваофа
И в Соломоновы слова:
Ни серебро, ни жемчуга, ни злато —
А Божья воля во главе угла.
Под этой Волей мальчик светлоокий
В ладони набирал песок,
И взгляд из-под небес высокий
Взирал на одинокий колосок.
На это семя своего творенья
Глядел, и плакал, и скорбел:
Сжималось сердце в горестном сомненье:
Из чаши выпить? Мальчика удел?
И в Книге Книг, лежащей пред глазами,
Где десять заповедей знаю наизусть,
Склоняю голову пред вечными словами
И до сих пор за мальчика боюсь.
И в радостный день ясного Суккота
Пылают свечи в шалашах,
И все же слышу: плачет кто-то,
Зовет меня и видится в кустах.
Да, в шалашах живут евреи,
Из года в год, из века в век
Снимают грязные ливреи
И проступает — Человек.
О Авраам, ты — «хесед» — «благородство»,
Ицхак — «гвура», что значит «удержать»,
И грустный лик — какое сходство …
Успею ли колосья знанья сжать?!

(Лариса Клиэ)

Праздник Суккот

Божественный праздник весёлый Суккот,
Украшенный зеленью добрых мицвот*.
Прогонит невзгоды на целых семь дней,
В сукке твоей радость и счастье в моей.
Хоть крыша с прорехой в еврейской сукке,
Сжимаю я веточки в правой руке.
То веточки — фиговой пальмы побег,
Пахучего мирта и ивы от рек.
А в левую руку лимон положу.
Дары те природы, в пучок завяжу.
Они ведь творенье и рук наших плод,
Пучок этот жив,как еврейский народ.
*мицвот — добрые дела,заповеди.
(Михаил Рубинштейн)

архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

СЛОВО В ДЕНЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Много раз являлась Пресвятая Богородица отдельным великим святым, обычно в сопровождении одного или двух апостолов Христовых, а преподобному Серафиму Саровокому являлась и одна. Но никогда и никому не являлась Она в такой славе, как в Константинопольском Влахернском храме, в этот великий праздник, именуемый Ее Покровом. В храме было множество народа, и в его числе стояли блаженный Андрей, Христа ради юродивый с учеником своим Епифанием.  Совершалось всенощное бдение. Народ горячо молился об избавлении от нашествия варваров, которые уже подошли к самому Константинополю.  Около четырех часов утра блаженный Андрей внезапно увидел под сводами храма стоящую на облаках Пресвятую Богородицу, окруженную сонмом Ангелов, апостолов, пророков, святителей и множеством великих святых.     Блаженный Андрей спросил Епифания: «Видишь ли ты Госпожу и Царицу Мира?», – «Вижу, отец мой духовный, и ужасаюсь», – ответил Епифаний.    На глазах их обоих Пресвятая Богородица сошла вниз, вошла в алтарь и долго молилась Богу, стоя на коленях пред престолом. Потом встала, вышла на амвон и, сняв с себя сиявшее небесным светом и блиставшее молниями большое покрывало, распростерла его над всем молящимся народом.    На этом внезапно окончилось чудесное видение Андрея и Епифания.

Утром всем стало известно, что на рассвете варвары сняли осаду Константинополя и ушли.

Думаю, что всем вам понятно, как велика разница между этим преславным и чудным явлением Покрова Пресвятой Богородицы и Ее многочисленными явлениями отдельным великим святым с одним-двумя апостолами, или даже в одиночестве. Хочу углубить Ваше внимание и остановить его на тех весьма важных чертах, которыми отличается Ее чудесное явление во Влахернском храме в великий день Ее Покрова.  Велика, конечно, разница между тем, во что веруем только понаслышке или по письменным сообщениям и тем, что видят глаза человеческие.  Правда, и во Влахернеком храме чудесное видение Покрова Пресвятой Богородицы видели не все молящиеся, а только Андрей, Христа ради юродивый и ученик его Епифаний, но свидетельство блаженного Христа ради юродивого, исполнившего в великой мере первую заповедь блаженства о нищете духовной, вполне убедительно для нас, ибо такой великий святой, конечно, не мог солгать или выдумать небылицу, и его глазам мы можем верить, как своим собственным. Никто да не усомнится в том, что видели человеческими глазами блаженный Андрей и ученик его Епифаний.  Никогда больше не являлась Пресвятая Богородица в такой великой славе, со множеством Ангелов, апостолов, пророков и святых. Такая огромная и преславная свита, какую видели Андрей и Епифаний, могла сопровождать только воистину Святейшую Всех Святых, и огромно для нас значение этого Божьего свидетельства о Ней.  Сердцами своими мы верим, что Пресвятая Богородица всегда молится о роде христианском и предстательствует о нем пред Своим Божественным Сыном, но своими человеческими глазами убедились в этом блаженный Андрей и Епифаний, когда сошла она из-под сводов храма в алтарь и долго молилась, стоя на коленях.

Вспомним, что Апостол Павел называет диавола князем, господствующим в воздухе, и тогда с великой благодарностью Ей и Божественному Сыну Ее, поймем значение блиставшего Божественным светом Ее Покрова, распростертого над головами молящихся, которым Она защищала их от низко носившегося в воздухе князя тьмы и темных ангелов его, которых поражала Она молниями своих молитв, сверкавших из Ее Покрова.

Видите ли, люди Божии, как велико и свято для нас значение праздника Покрова Пресвятой Богородицы, как укрепляет видение блаженных Андрея и Епифания нашу веру в Нее как Заступницу Усердную мира нашего.

Будем же любить Ее всем сердцем, как любят маленькие дети свою мать, и воздадим великую славу и честь Ее Божественному Сыну по плоти человеческой, Господу и Богу нашему Иисусу Христу, с Его Предвечным и Безначальным Отцом и Пресвятым Духом.

Аминь.

1958 г.

Автор — Раввин Довид Карпов
Праздник Суккот
Как известно, во время праздника Суккот все семь дней (восемь в диаспоре) мы обязаны «проживать в шалашах» (суккот). Если токовать отвлеченно, то в это время нам дается возможность уяснить для самих себя то, что раньше было выше нашего понимания. Именно так следует понимать выражение «проживать в шалашах» — чтобы мысли уложились у нас в голове и стали частью нашего сознания, подобно тому, как мы сами в это время находимся внутри шалаша. (Из хасидской мудрости)

Как легко можно прослыть идиотом Еврейская Традиция и соблюдение заповедей порой требуют от еврея полной самоотдачи, и при этом далеко не всегда он может рассчитывать на похвалу за свое благочестие. И заповедь, предписывающая «проводить время в праздничном шалаше — «сукко» в течение семи дней праздника Суккот, — хороший тому пример. К сожалению, в средней полосе России праздник Суккот — самое веселое время года, как его характеризует Тора, — нередко бывает омрачен дождями и непогодой. При этом еврейский Закон учитывает такую возможность и дает весьма недвусмысленное указание на этот случай: «Если пошел сильный дождь, следует покинуть шалаш — «сукко» и перебраться в дом. А тот, кто, несмотря на дождь, остается сидеть в шалаше, тем самым показывает, что он полный невежа — «эдйот», и его поступок вовсе не заслуживает одобрения и похвалы». Слово «эдйот», которое стоит в оригинальном тексте, весьма близкое по смыслу нашему «идиот», которое, собственно, от него и происходит. Так вот, на подобные упреки рабби Фишель из Старикова с улыбкой возражал: «Лучше уж я буду полным идиотом, но при этом на время праздника останусь в сукко, чем буду умным — и в доме».

Временное пристанище

Сказано в Торе («Ваикра», 23: 42): «В шалашах (суккот) проживайте все семь дней». И в этом предписании, помимо практического указания, можно увидеть глубокий философский смысл. Наш праздничный шалаш — «сукко», такой гостеприимный и уютный на время праздника, называется — а на самом деле и является — лишь временным жилищем. И именно так — как ко временному пристанищу — должен относиться человек к своему пребыванию в этом мире. Душа спускается в наш мир на короткий срок, как сказано в псалмах («Псалмы», 90: 10): «Дней жизни нашей — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет». И за это время ей предстоит успеть сделать много добрых дел, чтобы превратить всю жизнь в радостный праздник — праздник служения Творцу. (Из хасидских источников).

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Животные — прекрасные создания, и не бывает плохого или злого животного, пока его не сделает таким плохое с ним обращение человека, сознательное или бессознательное.

Животные отнюдь не низшие создания. У них тоже есть душа, как и у людей. Человек — просто иная форма существования.

В глазах Бога все люди равны; в глазах Бога равны все существа, будь то лошади, кошки и так далее.

(Лабсанг Рампа. За пределами)

— Кажется, Вы очень любите животных.
— Люблю.
— А как насчет людей?
— Терплю, но не очень.

(Укрощение строптивого)

Мы относимся к животным свысока, полагая, что их судьба достойна сожаления, — ведь по сравнению с нами они весьма несовершенны. Но мы заблуждаемся, жестоко заблуждаемся… Животные — не меньшие братья наши и не бедные родственники: они — иные народы, вместе с нами угодившие в сеть жизни, в сеть времени; такие же, как и мы, пленники земного великолепия и земных страданий.

(Генри Бестон. Дом на краю)

Я изучал характер и склонности так называемых «низших животных» и сравнивал их с характером и склонностями человека. Результаты этого сравнения, на мой взгляд, крайне унизительны для меня. Ибо они вынуждают меня отказаться от моей веры в дарвиновскую теорию происхождения человека от низших животных, так как мне теперь представляется очевидным, что эту теорию следует заменить новой и гораздо более близкой к истине, назвав ее «теорией нисхождения человека от высших животных».

(Марк Твен)

Какая скудость, какая нищета ума, говорить, что животные — машины, лишенные понимания и чувств…

(Франсуа-Мари Аруэ Вальтер)

Всё живое боится мучений, всё живое боится смерти; познай самого себя не только в человеке, но во всяком живом существе, не убивай и не причиняй страдания и смерти.
Всё живое хочет того же, чего и ты; пойми же самого себя во всяком живом существе.

(Будда Шакьямуни)

Я люблю животных за их природную чистоту и искренность. Они не судят тебя, не рассуждают, они просто хотят быть твоими друзьями, или, по крайней мере, не скрывают своих намерений.

(Майкл Джексон)

Для души: 

Они без тайн и без порока,
Сердца у них всегда чисты
И знают даже без намёка,
Что самый лучший – это ты.

Они развеют боль и скуку,
И молча выслушают всё.
Не обрекай же их на муку
Сказав, мол, «дело не моё!».

Они не требуют ответа,
И не умеют обещать.
Тебе лишь веря беззаветно
Они готовы всё прощать!

Их одари своей улыбкой,
Кусочком сердца и тепла.
Они не могут быть ошибкой!
Им, как и нам – дана ДУША!

NoName

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость.

(Аврелий Августин)

Задавая домашнее задание, учителя метят в учеников, а попадают в родителей.

(Жорж Сименон)

Людей сближает школьная скамья и другие несчастья.

(Генрик Сенкевич)

Очень многому в жизни человек научается сам, без родителей, учителей и наставников.

(Али Апшерони)

Творец системы — это узник, который имеет притязание освещать мир лампою из своей темницы.

(Пьер Буаст)

Учитесь у всех — не подражайте никому.

(Максим Горький)

Для души:

Учись у радуги висеть
и отражать, и преломлять,
двоиться, удивлять и петь –
как скажет взрослый,
вдохновлять.Учись пролиться у дождя,
у облака – сверкать
и, меж прохожих проходя,
учись не привыкать.
(Владимир Мальчевский)

– Как понять, ребенок ленится или у него нет способностей?

– Надо стараться максимально развивать те способности, которые у него есть. Основные проблемы бестолковости, на мой взгляд, состоят в том, что дети либо не верят в свои силы, либо им не интересно. У таких детей по отношению к учебе формируется подход, что он должен просто отсидеть на уроке. Он приходит на занятия и занимается там своими делами. Ему это не интересно. Поэтому нужно стараться максимально развивать интерес к проваливающемуся предмету. Если это история, надо почитать с детьми соответствующие книжки, посмотреть фильмы, обсудить. Родитель должен держать руку на пульсе.

Совсем бестолковых детей («тупых», как говорил герой незнайки на Луне) на самом деле очень мало. Но при этом постоянно сталкиваешься с тем, что ребенок тупит. «Ты что тупишь?!» – спрашивает его родитель, а ребенок смотрит на него стеклянными глазами и не собирается никуда «въезжать». А дело в том, что у ребенка некий внутренний стопор.

Однако стопор – это не тупость. Причин подобного явления может быть очень много, но в целом это называется «педагогический брак», который есть даже у самых квалифицированных преподавателей. Взрослые не нашли того ключика к разуму и сердцу ребенка, чтобы заинтересовать его тем или иным предметом. То есть, чтобы решить эту проблему, ребенка надо мотивировать либо какими-то внешними обстоятельствами, либо вызывать внутренний интерес к предмету.

Я знал одну девочку, которая до 9 класса «тупила-тупила», а когда поняла, что она – кандидат на вылет из гимназии, сразу включилась, и в итоге закончила учебу с серебряной медалью, хотя до этого была троечницей.

– Что бы вы посоветовали учителям?

– От советов я бы воздержался, а пожелать могу только одно – крепитесь.

Есть всего-то несколько профессий, которые можно назвать служением в высшем смысле этого слова: священник, врач, учитель и воин. Учитель занимает важное место в этом почетном ряду, но при этом отношение к нему в нашем современном обществе, мягко выражаясь, не очень уважительное. Родители считают его человеком, который что-то им должен, государство платит копейки, директора считают их скорее рабами, чем людьми. Учителя занимаются кучей никому не нужной бумажной работы, их ругают на все уровнях. При этом зарплаты в следующем году могут быть еще и понижены, вместо того, чтобы подняться раз в пять-десять, чтобы учителя могли вести нормальную, достойную жизнь. Требования к учебному процессу меняются из года в год. Необходимо заниматься совершенно бессмысленной подготовкой к ЕГЭ в ущерб реальным знаниям.

То есть учителям приходится несладко. Они за гроши делают колоссальную и тяжелейшую работу.

Поэтому я желаю вам, дорогие учителя, чтобы вы крепились, мужались и не бросали своего достойного поприща. Потому что, если не вы, то кто?

(протоиерей Максим Первозванский)

АФОРИЗМ ДНЯ

93

Для (про) тело:

Самая строгая мораль позволяет нам чувствовать удовольствие при мысли о великодушном поступке…

(Дэвид Юм)

Что действительно аморально, так это употребление этических понятий типа справедливое-несправедливое, заслуга-вина.

(Жиль Делез)

Сила тебе не поможет завязать и сохранить дружбу, ибо друг — это животное, которое можно поймать и приручить лишь добротой и любовью.

Доброта не приходит от владения многими вещами; наоборот, лишь доброта превращает владения человека в достоинство.

(Сократ)

Один английский путешественник рассказывает о том, как он дружил с тигром; он вырастил его, ласкал его, но всегда держал у себя на столе заряженный пистолет.

(Стендаль. Красное и Черное)

Животные отличаются от человека отсутствием механичности и садизма.

(Вильгельм Райх)

В раю животные говорили, значит, и думали, потому что говорить не думая — позднейшее нововведение людей.

(Моисей (Мориц-Готлиб) Сафир)

Вы в ответе за тех, кого приручили.

(Антуан де Сент-Экзюпери)

…всего труднее нам помыслить живое существо, потому что, с одной стороны, оно неким образом наш ближайший родственник, а с другой стороны, все-таки отделено целой пропастью от нашего экзистирующего существа

(Хайдеггер М)

Для души: 

Она всегда была немного кошкой…
Она любила спать и молоко,
И под перчаткой каждая ладошка
Скрывала пять изящных коготков

Когда в больших глазах ее блестящих
Луна свой отражала свет слегка,
Она казалась кошкой настоящей,
Готовой для внезапного прыжка.

Она спала калачиком под пледом,
А иногда и вовсе не спала…
Но каждый день назло дождям и бедам
Была непринужденно весела.

Не каждый мог ее погладить шерстку,
Иной, кто часом мимо проходил,
Трепал за ушком… Но мечтала кошка,
Чтоб кто-то добрый кошку приручил!

Пушистый снег ей волшебством казался,
А шоколад – лекарством от разлук.
К рассвету нежный сон ее касался,
Во сне ей снилась пара теплых рук.

…Мерцает светом лунная дорожка,
Чуть слышен звук шагов ее в ночи,
Однажды навсегда уходит кошка,
Которую не смог ты приручить…

Марина Шершнёва (авторство спорное)

 

Кошки не ждут

Страшная нужда в том, чтобы в нас нуждались,находит выход в любви к животным. Фраза «Он (она) любит животных» не значит ничего. Любить животных можно по-разному. С одной стороны,домашнее животное — мост между нами и природой. Всем нам бывает грустно оттого, что мы, люди, одиноки в мире живого — почти утратили чутье, видим себя со стороны, вникаем в бесчисленные сложности, не умеем жить в настоящем. Мы не можем и не должны уподобляться животным. Но мы можем быть с ними. Животное достаточно личностно, чтобы предлог с выступил во всей своей силе; и все же оно — небольшой комок биологических импульсов. Собака или кошка тремя лапами стоит в природе, одной — там, где мы. Животное — это посланец. Кто не хотел бы, как сказал Бозанкет, «направить посла ко двору великого Пана»? Человек с собакой или с котом затыкает дыру в мироздании. Но, с другой стороны, животное можно воспринять неправильно. Если вы хотите быть нужным, а семье удалось от вас увернуться, животное может заменить ее. Несчастное создание принесет вашим родным большую пользу, вроде громоотвода; вы будете так заняты тем, чтобы портить ему жизнь, что у вас не хватит времени портить жизнь им. Собака подойдет тут больше кошки. Говорят, лучше всего — обезьяны. Животному вашему, конечно,не посчастливилось. Но может быть, оно не сумеет понять, как вы ему навредили; а если и сумеет, вы о том не узнаете. Самый забитый человек нет-нет да взорвется и выскажет все как есть. На ваше счастье, животное лишено дара речи.

Те, кто говорит: «Чем больше я вижу людей, тем больше люблю животных», — те, для кого животное отдых от человеческого общества, должны подумать всерьез об истинных причинах своей мизантропии.

(Клайв Льюис)

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Кошки самим своим существованием опровергают утверждение, что все на свете создано для человека.
(Пол Грэй)

Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку.
(Бернард Шоу)

Только кошки знают, как получить пищу без труда, жилище без замка и любовь без треволнений.
(У. Л. Джордж)

У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества.
(Даниель Дефо)

Если у вас есть кошка, вы возвращаетесь не в дом, а домой.
(Пэм Браун)

Время вечернего чая — время, когда каждый кот царит в своем доме и когда одиночество царит в том доме, где нет кота.
(Урсула Морей Уильямс)

Бог создал Кошку, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить.
(Виктор Гюго)

Кошка — крошечный лев, который любит мышей, ненавидит собак и покровительствует человеку.
(Оливер Херфорд)

Даже самое маленькое из кошачьих — совершенство.
(Леонардо да Винчи)

Отношения между кошкой и человеком намного ближе, чем они могут быть между двумя кошками.
(Профессор Пауль Лейхаузен)

Чужая душа — потемки, ну а кошачья — тем более.
(А.П.Чехов)

Собака, если ее позвать, прибежит; кошка — примет к сведению.
(Мэри Блай)

Только любители кошек знают, что такое всегда теплая, роскошная, меховая грелка.
(Сюзанн Миллен)

Если ты толст и неуклюж, принимай изящные позы. Это золотое правило известно даже кошкам.
(Джон Уэйтс)

Кошка постарается удержаться на ваших коленях, даже когда вы встаете со стула. До последней минуты она надеется, что у вас проснется совесть и вы сядете обратно.
(Пэм Браун)

Иногда обругаешь кошку, взглянешь на нее, и возникает неприятное ощущение, будто она поняла все до последнего слова. И запомнила…
(Шарлотта Грей)

Кошка мечтала о крыльях: ей хотелось попробовать летучих мышей.
(Эмиль Кроткий)

Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек.
(Сергей Капица)

Когда мы с кошкой играем, еще вопрос, кто с кем играет — я с ней или она со мной.
(Мишель де Монтень)

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи обращаются с нами, как с равными.
(У. Черчилль)

Я еще не встречал кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши.
(Юзеф Булатович)

Для души: 

Вопрос:

Скажите, почему кошка ни разу не упоминается в Библии?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Слово «кошка» встречается только однажды в Библии – в неканонической книге «Послание Иеремии». Автор говорит о ничтожестве идолов: «На тело их и на головы их налетают летучие мыши и ласточки и другие птицы, лазают также по ним и кошки» (Посл. Иер. 1: 21).

Отсутствие упоминаний в других книгах (прежде всего, канонических) можно объяснить тем, что Священное Писание не является энциклопедией жизни и быта древних людей Палестины, а представляет собой собрание богодухновенных текстов о домостроительстве нашего спасения. Ее цель – научить нас путям Божиим. Различные домашние животные упоминаются только в определенном библейском контексте: описание жертвоприношений, постановления Моисеева закона, важнейшие библейские события, притчи. Часто животные используются метафорически для сравнений и построений образов. Так, например, словом «пес» называются профессиональные блудники: «Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23: 18).

Возможно, была еще одна причина, по которой священные писатели не упоминают кошек. Для соседних египтян, жизнь и нравы которых евреи хорошо знали, кошки были предметом культа. Они поклонялись им. Духовное сознание и нравственные понятия язычников были настолько извращены, что кошку ценили выше человека. Геродот пишет, что во время пожара в первую очередь спасали кошек, а потом людей. Греческий историк Диодор Сицилийский (ок. 90 до Р.Х. – 21 по Р.Х.) пишет: «Один римлянин убил кошку, и сбежалась толпа к дому виновного, но ни посланные царем для уговоров власти, ни общий страх, внушаемый Римом, не мог освободить от мести человека, хотя он и совершил это нечаянно» (I, 83).

«Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь» (Рим. 1: 25).

КОШКА

Священник Ярослав Шипов
24 декабря 2010 года

Рассказ

Зима, метель. Возвращаемся на колхозной машине из города: шофер, председатель и я, — они ездили по своим служебным делам, я — по своим. Останавливает инспектор: водитель выходит, показывает документы, начинается разговор… Председатель пожимает плечами: «Вроде ничего не нарушали», — и мы вылезаем, чтобы поддержать водителя.

Кошка. Фото: picsdesktop.net

Инспектор, похоже, никаких претензий пока не предъявил: молча рассматривает наш «Уазик» — не новый, но вполне исправный; проверяет ногтем глубину протектора на колесах, изучает работу фар, подфарников, стоп-сигналов, но все — в порядке… Наконец, остановившись перед машиной, говорит:

— Проверим номер двигателя.

Шофер открывает капот, и мы столбенеем от изумления: в моторе — кошка… Трехцветная — из рыжих, черных и белых лоскутов… Она приподнимает голову, оглядывается по сторонам, потом выпрыгивает из-под капота на обочину и исчезает в заснеженном поле.

Мы все пережили нечто похожее на кратковременный паралич… Первым шевельнулся инспектор: молча протянул документы и, бросив в нашу сторону взгляд, исполненный глубочайшей обиды, пошел к своему автомобилю. Он смотрел на нас так, будто мы предали его…

Потом очнулся председатель колхоза:

— Кто мог засунуть ее туда?..

— Она сама, — прошептал шофер, морща лоб от мыслительного напряжения, — когда мы у магазина останавливались… наверное…

— И чего? — не понял председатель.

— Изнутри, то есть снизу, залезла погреться, — увереннее продолжил шофер, — а потом мы поехали, спрыгнуть она испугалась и пристроилась вот тут…

— Часа четыре каталась? — прикинул председатель.

— Около того, — подтвердил шофер.

Теперь, наконец, мы пришли в себя и рассмеялись — до всхлипываний и слез.

— Все это — не просто так, — сказал председатель: — они ведь сроду не проверяли номер двигателя, да и сейчас этот номер никому даром не нужен, и вдруг…

— Не иначе, сами силы небесные пожалели кошчонку, — предположил водитель.

— Но тогда, — задумался председатель — и под капот ее запихнули тоже они?.. Для каких, интересно, целей?..

Кто может ответить на такой вопрос?.. Мы садимся в машину и отправляемся в дальнейший путь.

Случай этот, сколь нелепый, столь и смешной, вскоре забылся по причине своей незначительности. Однако года через два или три он получил неожиданное продолжение. На сей раз дело происходило летом.

Привезли меня в далекую деревеньку, к тяжко болящей старушенции. Жила бедолага одна, никаких родственников поблизости не осталось. Впрочем над койкой на прокопченных обоях были записаны карандашом два городских адреса: сына и дочери, — но, как объяснила мне фельдшерица, адреса эти то ли неправильные, то ли устарели, а бабкины дети не наблюдались в деревне уже много лет и вообще неизвестно — живы ли они сами. Фельдшерица эта в силу своей милосердной профессии или от природной доброты христианской души, а может — и по двум этим причинам сразу, — не оставляла болящей, но терпеливо ухаживала за ней.

— Как я боялась, что не успеем, — сказала фельдшерица, когда соборование завершилось: — Она ведь три дня назад умирала уже! Я — к телефону, позвонила вашей почтарке, а та говорит, что вы на дальнем приходе и вернетесь неизвестно когда. Я — звонить на тот приход, там говорят: вы только-только уехали… Ну, думаю, неужели бабулька моя помрет без покаяния? Она так хотела, так Бога молила, чтобы сподобил ее причаститься и пособороваться!.. Досидела с ней до самого вечера, а потом побежала домой — надо ж хоть поесть приготовить… За коровой-то у меня сноха ходит — с коровой-то у меня заботушки нет, а вот мужа надо обихаживать да и младшего — нынче в девятый класс пойдет… Наварила супу, картошки и перед сном решила снова бабульку проверить. Прихожу, а она не спит. И рассказывает: «Я, — говорит, — померла уже»… Да-да, прям так и говорит. Мол, сердце во сне очень сильно болело, а потом боль прошла и хорошо-хорошо стало… «И вдруг, — говорит, — чтой-то стало губы и нос щекотать. И тут, — говорит, — все это хорошее исчезло, и опять боль началась». Ну, она от щекотки проснулась, а на груди у нее кошка лежит и усами своими ее щекочет: кошки, они ведь к носу принюхиваются, не то что собаки, извиняюсь, конечно. Видно, кошечка почуяла в бабкином дыхании нездоровье какое-то и принюхалась, а усами вызвала раздражение, — вот бабка и проснулась. А коли проснулась — лекарство приняла. Так и выжила. Ну, я с утра машину искать, чтобы, значит, послать за вами. Никто не дает… Потом сельповских уговорила… Так что только благодаря кошке бабулечка вас и дождалась…

Выходя на крыльцо, чуть не наступил на небольшую кошчонку, шмыгнувшую в избу: рыжие, белые и черные лоскутки напомнили мне о случае на зимней дороге. Я поинтересовался, откуда взялась эта кошечка — не приблудная ли.

— Да кто ж ее знает? — отвечала фельдшерица без интереса. — Это ж не корова, даже не поросенок: взялась — и взялась откуда-то, может, и приблудилась…

— А сколько от вас до города?

— Двести пятьдесят километров — автобус идет четыре часа…

Вернувшись, я рассказал об этом председателю и его шоферу. Они покачали головами и не проронили ни слова.


АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Барометр — остроумный прибор, показывающий, какая сейчас стоит погода.

(Амброз Бирс)

Метеорология: научное обоснование неверных прогнозов.

(Ален Шеффилд)

Будьте милостивы всегда к природе! Не делайте никогда из неё погоду.

(Леонид С.Сухоруков)

И мысли трезвые вдруг появились, вроде, И вновь мозги мои заныли к непогоде!

(Владимир Андреев)

Не браните погоду — если бы она не менялась, девять человек из десяти не смогли бы начать ни одного разговора.

(Франк Хаббард)

Не может страна с неизменным климатом быть особенно красивой. Тропики не красивы, несмотря на романтический колорит, которым их окружают. Их однообразие скоро приедается. Но страна, в которой существуют четыре резко разграниченных времени года, всегда прекрасна и никогда не прискучит. Истинный любитель природы приветствует каждое время года как самое прекрасное.

(Марк Твен)

Для души: 

Небывалая осень построила купол высокий,

Был приказ облакам этот купол собой не темнить.

И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,

А куда провалились студеные, влажные дни?..

Изумрудною стала вода замутненных каналов,

И крапива запахла, как розы, но только сильней,

Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,

Их запомнили все мы до конца наших дней.

Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник,

И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,

Что казалось — сейчас забелеет прозрачный подснежник…

Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.

(Анна Ахматова)


«Ты шо, попа штрафовать! Это же грех, удачи не будет!» – двое гаишников стояли позади моего автомобиля и выясняли меру наказания правонарушителю. А то как же, ведь батюшки существа неземные. «Отче, ты там, наверху, договорись, чтобы завтра была хорошая погода. А то мы шашлыки запланировали».

Смешно это все, но небезобидно. В частности, так рождается околоцерковная мифология. Вместо веры – суеверие, вместо молитвы – требоисполнительство, вместо любви – «знакомства». Миряне сами подталкивают «отцов» к ощущению особой поповской значимости – не в духовной высоте, но в факте принадлежности к клиру. А ведь хорошо было бы видеть иерея тем, кто он есть: человеком, которому Церковью делегировано право предстоятельства в евхаристическом собрании. Делегировано право служения, а не присвоен почетный статус. Рукоположение не отменяет простого факта: священники – те же люди посреди братии, отцы, мужья, друзья, соратники. Видеть батюшек живыми людьми, а не мистическими знаками очень полезно и для самих батюшек, и для тех, кто вокруг них. Первым это помогает жить в смирении, вторым – в трезвении.

(Священник Михаил Шполянский. Жизнь поповская. Журнал «Нескучный сад»)

 

АФОРИЗМ ДНЯ

Для (про) тело:

Проси совета у того, кто умеет одерживать победы над самим собой.

(Леонардо да Винчи)

Для того чтобы воспользоваться чьим-нибудь здравым советом, подчас требуется не меньше ума, чем для того, чтобы подать здравый совет самому себе.

(Франсуа де Ларошфуко)

Нет большей профанации давать рекомендации, не зная ситуации.

Потребность совета имеет в основе своей различные стимулы: обкатку собственной мысли, неуверенность в правильности принятого решения, желание переложить на другого ответственность за принятое решение или поиск аргументов от противного.

Совет уместен, когда есть потребность в совете и уверенность в компетентности, искренности, доброжелательности советующего. Четыре условия, без которых совет — холостой выстрел.

(Илья Шевелев)

Совет — максимум участия при минимуме заинтересованности.

Советуйте чаще и вы избавитесь от лишних знакомств.

(Г.Е.Малкин)

Те, которые дают советы, не сопровождая их примерами, походят на дорожные столбы, которые дорогу указывают, но сами по ней не ходят.

(А. Ривароль)

Для души:

Вредные советы для непослушных детей (послушным детям читать запрещается)

Если вы окно разбили,
Не спешите признаваться.
Погодите не начнется ль
Вдруг гражданская война.
Артиллерия ударит,
Стекла вылетят повсюду,
И никто ругать не станет
За разбитое окно.

Требуют тебя к ответу?
Что ж, умей держать ответ.
Не трясись, не хнычь, не мямли,
Никогда не прячь глаза.
Например спросила мама :
— Кто игрушки разбросал?
Отвечай, что это папа
Приводил своих друзей.
Ты подрался с младшим братом?
Говори, что первый он
Бил тебя ногой по шее
И ругался как бандит.
Если спросят: — Кто на кухне
Все котлеты искусал?
Говори, что кот соседский,
А возможно сам сосед.
В чем бы ты не провинился,
Научись держать ответ.
За свои поступки каждый
Должен смело отвечать.

Если вы по коридору
Мчитесь на велосипеде,
А на встречу вам из ванной
Вышел папа погулять,
Не сворачивайте в кухню,
В кухне твердый холодильник.
Тормозите лучше в папу.
Папа мягкий. Он простит.

(Григорий Остер. ВРЕДНЫЕ СОВЕТЫ)

Для духа:

Один старец сказал: «Не начни учить преждевременно, иначе во все время жизни твоей пребудешь недостаточным по разуму».

Епископ Игнатий Брянчанинов. Отечник. Стр. 398.

Авва Пимен Великий: «Учить ближнего столько же противно смиренномудрию, как и обличать его».

Епископ Игнатий Брянчанинов. Отечник.  стр. 336.

Авва Исаия сказал: «Опасно учить ближнего преждевременно, чтоб самому не впасть в то, от чего предостерегается ближний учением. Впадающий в грех не может научать тому, как не впадать в него».

Епископ Игнатий Брянчанинов. Отечник.  стр. 148.

Он же: «Стремление учить других, по признанию себя способным к этому, служит причиною падения для души. Руководствующиеся самомнением и желающие возводить ближнего в состояние бесстрастия приводят свою душу в состояние бедственное. Знай и ведай, что, наставляя ближнего твоего сделать то или другое, ты действуешь как бы орудием, которым разрушаешь дом твой в то самое время, как покушаешься устроить дом ближнего».

Епископ Игнатий Брянчанинов. Отечник. стр. 138.

«Хорошо богословствовать ради Бога, но лучше сего для человека соделать себя чистым для Бога. Лучше тебе, будучи ведущим и опытным, быть косноязычным, нежели от остроты ума своего, подобно реке, источать учения. Полезнее для тебя позаботиться о том, чтобы мертвость души твоей от страстей воскресить движением помыслов твоих к Божественному, нежели воскрешать умерших.

Многие совершали чудеса, воскрешали мертвых, трудились в обращении заблудших и творили великие чудеса, руками их многие приведены были к богопознанию, и после всего этого сами, оживотворявшие других, впали в мерзкие и гнусные страсти, умертвили самих себя и для многих сделались соблазном, когда явны стали деяния их, потому что были они еще в душевном недуге и не заботились о здравии душ своих…».

Исаак Сирин. Слово 56

«Когда человек придет в мирное устроение, тогда он может от себя и на других изливать свет просвещения разума».

Житие Серафима Саровского

«Благовествование и проповедь не есть не только первый, но и хоть бы какой-нибудь долг всякого верующего. Первый долг верующего — очистить себя от страстей…».

Епископ Феофан. Письма о христианской жизни

«Тщеславие и самомнение любят учить и наставлять. Они не заботятся о достоинстве своего совета! Они не помышляют, что могут нанести ближнему неисцельную язву нелепым советом…».

Епископ Игнатий Брянчанинов. Т. 5, гл. 13, стр. 77.

«…но для совета, для руководства недостаточно быть благочестивым, надо иметь духовную опытность, а более всего духовное помазание…» .

Епископ Игнатий Брянчанинов. Т. 4, «Приложение» — письма, письмо 18.

«Если же человек прежде очищения Истиною будет руководствоваться своим вдохновением, то он будет издавать для себя и для других не чистый свет, но смешанный, обманчивый, потому что в сердце его живет не простое добро, но добро, смешанное со злом более или менее» .

Епископ Игнатий Брянчанинов. Письма к разным лицам. Письмо 51

«Добрые чувства молчаливы. Излияния чрез слова ищут более чувства эгоистические, чтоб высказать то, что льстит нашему самолюбию и что может выказать нас, как нам мнится, с лучшей стороны».

«Невидимая брань»

«Еще не успел я начать подвигов благочестия, а уже заразился тщеславием. Еще не успел вступить в преддверие, а уже мечтаю о внутреннем святилище. Еще не положил начатков жизни богоугодной, а уже ближних моих обличаю. Еще не узнал, что есть истина, а хочу быть наставником других. Душа моя! Все даровал тебе Господь — смысл, разум, ведение, рассуждение, познай же полезное для тебя. Как мечтаешь ты сообщать свет другим, когда ты сама погружена еще во тьму? Врачуй прежде самое себя, а если не можешь, то оплакивай слепоту свою»

Ефрем Сирин

«Каждому из нас более должно заботиться о себе самом, о своей душе и о собственной пользе душевной, потому что, по слову апостола, каждый из нас сам о себе воздает слово Богу. — У нас же путаница оттого и происходит, что мы все более склонны к вразумлению других и стараемся не только убедить, но и разубедить и доказать многоразличными аргументами…»

Иеросхимонах Амвросий Оптинский. Письма к мирянам.